Главная
 Расписание
 Управление
 О православии
 Проезд
 Контакты
 Фотоальбомы
 Книжная лавка
 Духовенство
 История прихода
 Сестричество
 Приходская школа
 Православный киноклуб
 Канадская епархия
 Приходской хор
 Приход Роуден
 Приход Лашин
 Церковный этикет
 Великий пост
 Пожертвования
 Дискуссионный онлайн форум
  Архив новостей
 Проповеди от Святой Пасхи до Великого поста
 

Слово Святителя Филарета, митрополита Московского и Коломенского (+1867г.) в неделю по Воздвижении

 

Иже бо аще постыдится Мене и Моих словес в роде сем прелюбодейнем и грешнем; и сын человеческий постыдится его, егда приидет во славе Отца Своего со Ангелы Святыми. Марк. VIII, 38. Отец Небесный не судит никому, но весь суд отдал Сыну Своему. Смотрите, как дивен суд Его. Как он точен и строг! Ибо наказание с преступлением измеряется одною и тою же мерою. Если человек постыдится Христа; вот преступление: - и Христос постыдится человека; - вот наказание. Но как вместе и снисходителен суд сей! Сколько дерзновенный раб захочет унизить пред очами своими Господа славы: столько, а не более, Господь славы хочет унизить пред Собою раба дерзновеннаго:иже аще постыдится Мене: и Сын человеческий постыдится его. Но каким бы в сем случае ни являлся нам Верховный Судия, строгим ли, дабы устрашить нас, и страхом спасти от преступления и осуждения, снисходительным ли, дабы устыдить нас, и стыдом спасительным предупредить стыд законопреступный, самое преступление, на которое произносится суд, кажется, может возбудить в нас весь ужас отвращения, и все внимание осторожности. Как? Будут люди, которые подумают, что Сын человеческий и словеса Его, то есть, Христос и Христианство, делают им стыд? - К сожалению невозможно в сем сомневаться. Будет то, что предсказывает Истина. Всеведущий Судия не провозглашал бы наказания, если бы не предвидел преступления. Чтобы некогда Господь наш не постыдился нас, Христиане, нужно нам, в предосторожность нашу, внимательно размыслить, что значит постыдиться Сына человеческаго и словес Его, и как можно впасть в сие преступление. Иже аще постыдится Мене и Моих словес в роде сем прелюбодейнем и грешнем: и Сын человеческий постыдится его, егда приидет во славе Отца Своего со Ангелы святыми. Стыдятся обыкновенно нечистаго, низкаго, презреннаго. Как же можно постыдиться Иисуса Христа всечистаго, превознесеннаго, препрославленнаго? Что значит в сем случае постыдиться? Дабы определить разум сего слова в устах Иисуса Христа, надлежит вспомнить, что пред тем говорил Он о кресте. Иже хощет по Мне ити, да отвержется себе, и возмет крест свой, и по Мне грядет. Но что был крест в очах людей, прежде нежели крестная смерть и воскресение Спасителя нашего, представили оный и по внутреннему знаменованию величественным, и чрез то купно и по внешнему знаменованию священным? Он был орудие смерти для осужденных, и между осужденными для рабов, или для людей, признаваемых достойными вместе и наказания и поругания. Посему вероятно, что люди, привыкшие ценить вещи ценою народнаго мнения, услышав учение о кресте, тотчас подумали, как трудно последовать Учителю, Который готовится и готовит учеников своих к такому необыкновенному позору; вероятно, что люди отличной образованности и изящнаго вкуса по своему времени, стыдились даже стоять между слушателями такого Учителя, Который преподает столь странное учение. На сии помышления и чувствования испытующий сердца Учитель ответствует: иже аще постыдится Мене и Моих словес в роде сем прелюбодейнем и грешнем: и Сын человеческий постыдится его, егда приидет во славе Отца Своего со Ангелы святыми. Из сего можно заключить, что стыдиться Сына человеческаго определительно значит стыдиться Иисуса Христа, яко распятаго; и что стыдиться словес Его значит стыдиться учения о кресте. Предостережение против сего стыда очевидно нужно было для времен, в которыя господствовало Иудейство и язычество, и в которыя для опровержения Христианской веры, и для осмеяния Христиан, как безумных, довольным почитали сказать, что они веруют в Распятаго; - как безумных, говорю я; ибо точно сие говорит Апостол: слово крестное погибающим юродство есть; - мы проповедуем Христа распята, Иудеем убо соблазн, Еллином же безумие (1 Кор. I, 18. 23); и посему тот же Апостол, вместо того, чтобы объявить себя приемлющим учение Христово, верующим ему, благоговеющим пред ним, почел довольным сказать, что не стыдится онаго: не стыждуся благовествованием Христовым; сила бо Божия есть во спасение всякому верующему (Рим. I, 16). Должно заметить, что то же преступление, которое Иисус Христос называет стыдом имени Его и учения, иначе называет Он отвержением Его, или отречением от Него: иже отвержется Мене пред человеки, отвергуся его и Аз пред Отцем Моим, иже на небесех. Стыдиться Христа есть начало, а отречься от Него есть совершение одного и того же преступления. Как сердцем веруется в правду; усты же исповедуется во спасение (Рим. X, 10): так сердцем стыдятся Христа в осуждение, чувствуют тягость и затруднение от Его учения, как несообразнаго с понятиями гордаго разума, с похотями плоти, с обычаями века сего; и в следствие таковых внутренних расположений, устами, делами и всею жизнию отрекаются от Него к погибели. Нет сомнения, что каждый благомыслящий Христианин чувствует важность сего преступления, разсматриваемаго во всем его пространстве: и может быть, некоторые думают, что самая тяжесть онаго избавляет их от опасения, чтобы не впасть в оное. Не удивляюсь, если благонамеренные, но не опытные в Христианстве, так думают. Так думал Апостол Петр, когда на предсказание Иисуса Христа, что все Апостолы соблазнятся о Нем в следующую ночь, сказал Господу:аще и вси соблазнятся о Тебе, аз никогда же соблазнюся (Матф. XXVI, 33). И еще на предсказание о его троекратном отречении от Христа: аще ми есть и умрети с Тобою, не отвергуся Тебе. Так и все Апостолы думали: такожде и вси ученицы реша (35). Но известно, что было в следующую ночь: тогда ученицы вси оставльше Его, бежаша (56). И Петр, который менее всех опасался падения, пал бедственнее всех прочих. Отчего же сие случилось? От того наиболее, что Петр не опасался пасть так глубоко; а того еще не изведал, как древний человекоубийца тростием и изгребием закрывает пропасти, чтобы навести на них и низринуть неосторожнаго. Если бы кто из явных и сильных врагов Христовых напал на Петра: он увидел бы опасность, и вооружился бы мужеством. Если бы прямо сказали ему: отрекись от Христа: он ужаснулся бы сего преступления, и, может быть, подлинно решился бы в ту же минуту, до смерти стоять в исповедании осуждаемаго на смерть Иисуса. Вместо того, приступи к нему едина рабыня: чего тут опасаться? Она ничего не говорит, и вероятно, ничего не понимает, ни о вере во Христа, ни о исповедании Его; а только любопытствует о том, кого видали с Ним вместе: и ты был еси со Иисусом Галилейским. Петр подумал, может быть, что не стоит труда входить в разговор о Христе с людьми, которые так далеки от Его тайн, и что сие значило бы метать бисер пред свиниями. По видимому, он старался только прекратить речь. Не вем, что глаголеши, сказал он; я тебя не понимаю: и не сведал, как постыдный для Апостола стыд Сына человеческаго прокрался в сердце Апостола. Нападение повторено сильнее прежняго: ибо другая рабыня указала его сущим тамо. Надлежало усилить отпор: и Петр сказал с клятвою, яко не знаю человека. Таким образом уклонение от разговора о Иисусе не приметно превратилось в отречение от Его лица. Еще нападение и улика, - и Петр начат ротитися и клятися, яко не знаю человека, то есть, всеми силами отрицаться от Него. Сие нечаянное и глубокое падение Петра, горько им оплаканное, попущено Провидением Божиим не для его только испытания, но и в наставление всем нам, Христиане. Он преткнулся, дабы мы научились осторожно ступать по пути спасения. Мняйся стояти да блюдется, да не падет (1 Кор. X, 12). Если мы думаем, что решились бы пожертвовать жизнию за Христа, когда бы то нужно было: то дабы сим приятным уверением, подобно Петру, не обмануть самих себя, мы должны тщательно смотреть за собою, как поступаем в тех случаях, когда для неизменнаго исповедания Христа нужно пожертвовать чем либо гораздо менее важным, нежели жизнь. Подходит рабыня суетных приличий, и ни на чем добром не основанных обычаев, называемая в мире образованностию или людскостию (как будто без нея люди и людьми бы не были, и образа не имели), и говорит человеку, желающему быть последователем распятаго Иисуса: не ужели подлинно ты хочешь оставить путь столь многих людей разумных, разборчивых, сильных, богатых, почитаемых, любезных, которых образ жизни столько же приятен для них самих, сколько и всеми одобряем? Не ужели откажешь себе в удовольствиях и некоторых вольностях, которыя почти у всех почитаются невинными? Не ужели решишься быть странным в очах света и притчею общества? Не ужели будешь мучить себя подвигами, убивать постом, изнурять строгостями, которыя в самых отшельниках суть действие излишней, может быть, и не разсудительной ревности? До кого из желающих итти путем Христовым не доходят такия речи? К кому не приходят иногда такие помыслы? Что же скажем на сие, Христиане? Кажется, здесь дело идет не о том, чтобы отречься от Христа; нас хотят только пристыдить подозрением, не были ль мы со Иисусом Галилейским, или не хотим ли вместо светскаго вечера, быть с Ним на всенощном бдении Его в саду Гефсиманском, где и Сам Он был с тугою и скорбию с болезненным, хотя притом совершенно свободным и охотным пожертвованием Своея воли. Нет, - говорят иные в тайных помыслах, я совсем не понимаю, что значит быть в саду Гефсиманском; я знаю, и хочу знать только такое Христианство, которое утешает, а не такое, которое учит лишаться, страдать, и каким-то непонятным образом умирать самому себе: не вем, что глаголеши. Ах! Поберегись, желающий спасти душу свою! Если так говоришь ты: то уже ты последователь не Иисуса, возставляющаго падших, но Петра падающаго. Если ты сказал теперь об отречении от мира и от самого себя, о участии в страданиях Христовых и о крестном слове: не вем, что глаголеши: можно ли быть уверену, что не скажешь вскоре о Самом Христе: не знаю человека? Войдем в какое нибудь из обыкновенных собраний, в доме или на преддвории; поищем Христиан между сынами века сего; вслушаемся в разговоры. Тотчас услышим ласкательство, злоречие, голос тщеславия, корысти, смех легкомыслия, вопли нетерпеливости, суждения о всем, что знают, и чего не разумеют. Но скоро ли найдем беседу, и в беседе человека, который бы свободно произносил слово, солию мудрости Евангельской растворенное, разсуждал с чадами плоти о душе, и сынам века сего напоминал о вечности? От чего же так редко говорят Христиане языком Христианским? - Они боятся, чтобы их не узнали, как Христиан, и за то не поругались им сыны века сего; чтобы им не сказали: беседа твоя яве тя творит. И так они таятся и молчат; - и не примечают, что стыдятся Сына человеческаго, и что их молчание иногда довольно внятно говорит миру о Иисусе: не знаю человека! По сим примерам каждый может указать сам себе многие случаи в жизни, в которых мы более или менее приближаемся к опасности постыдиться Сына человеческаго, или совсем отречься от Него. Будь осмотрителен, Христианин, старайся благовременно примечать, где враг спасения твоего ставит тебе ковы на пути последования Иисусу Христу, дабы или осторожно миновать оные, или мужественно разрушать. Или пусть бы не входил Петр во двор Архиереев на столь близкую опасность; или, вошедши, уже не отступал бы так далеко назад от Того, Которому хотел так близко последовать. И ты, Христианин, или не приближайся, если можно, к людям, которые имеют безстыдство стыдить тебя тем, что составляет твою славу: или, если необходимо приближиться к ним, глаголи о свидениях Христовых пред кем бы то ни было, и не стыдися. Не являй своего дела благочестия, не провозглашай своего слова о спасении, когда не призывает тебя к сему никакая обязанность, и не вызывает на то слава твоего Спасителя, чтобы тебе не впасть в лицемерие или тщеславие: но не оставляй Богоугоднаго дела потому, что миру кажется оно странным; и когда захотят отлучить тебя от участия в скорбях, страданиях и поношениях распятаго Иисуса, скажи с благородною твердостию:знаю человека, и желаю с Ним жить и умереть, чтоб и по смерти жить с Ним как с моим Спасителем и Богом. Не постыдись, когда крестом Христовым хочет стыдить тебя род прелюбодейный и грешный, да не будешь постыжденпред Ангелами Святыми, пред Сыном человеческим во славе Его, и пред Отцем Его небесным, но да внидешь во славу Того, Которому подобает слава во веки. Аминь. 1824г.

 

Слово митрополита Владимира (Тихоницкого) (+1959г) в неделю по Воздвижением

 

В праздник Воздвижения и всю последующую седмицу св. Церковь прославляет Честной Крест Господень; сегодня же день отдания этого праздника. Прославляя вещественный Крест Господень, Церковь напоминает нам и о кресте внутреннем, духовном, о котором мы слышали сегодня в евангельском чтении. Христос Спаситель сказал: «иже хощет по Мне ити, да отвержется себе, и возмет крест свой, и по Мне грядет» (Мк. 8, 34). А что такое крест духовный — вы знаете: это скорби, болезни, лишения, несчастья. Они нам посылаются для нашего спасения, для того, чтоб мы были ближе к Богу, больше вспоминали о Нём и чаще обращались к Нему за помощью; а потому не избегать их нужно, но учиться терпеливо их переносить. Без креста нет пути в Царство Небесное. Господь проложил для нас на небо путь Крестом: тем же Крестом и мы должны идти туда. «Многими скорбями подобает внити в Царствие Божие». «...узкая врата, и тесный путь вводяй в живот, и мало их есть, иже обретают его» (Мф. 7, 14). Отчего же, можем мы подумать, путь в Царствие Небесное узкий, а не широкий, просторный, лёгкий, доступный, так, чтобы многие могли спастись? Если б путь в Царствие Небесное, был широкий, тогда, конечно, многие вошли бы в него без труда — столько же много, сколько теперь идут в ад! Но думать так, значит не знать сущности дела, не знать себя, не знать, что такое Царство Небесное. Тесный или что тоже — крестный, скорбный путь в Царство Небесное потому, что мы все грешны и очень грешны. Во грехах мы рождаемся, во грехах и живём, грехом пропитаны, с грехом едим и пьём, с грехом беседуем, грехи в храм Божий несём и о греховном думаем, стоя в церкви; даже и в добрых делах грешим, совершая их на показ, с тщеславием. Бог сотворил нас праведными и святыми, человек же произвольно впал в грех, с коим мы рождаемся, а своими грехами ещё больше себя скверним. Бог есть совершенная Святыня: «Свят Господь Бог наш», поэтому Его святость не терпит ничего тёмного, скверного, не может не гнушаться всяким грехом, всяким беззаконием: «мерзок для Него и один помысл неправедный», «...ниже пребудут беззаконницы пред очима Твоими...» (Пс. 5, 5-6); «ничто мерзкое и нечистое не войдет в Царствие Небесное». Быть в Царствии Небесном значит быть принятым в общение с Богом и святыми Его («наше общение - с Отцем и Сыном Его, Иисусом Христом» (1 Ин. 1, 3). Стало быть, чтоб войти в Царство Небесное или быть принятыми в общение с Богом, непременно прежде надо очиститься от грехов, от всякой скверны. А очистить сердце от скверны греховных дел не легко; надо очищаться постепенно, в продолжение всей жизни, ибо грех врос в наше сердце, сделался как бы второю природою. Мы любим грех, часто соуслаждаемся, вместо того, чтоб бороться с ним. А когда начинают мучить нашу совесть страсти наши, мы каемся, обещаемся исправиться и потом снова то же творим. Побеждать страсти надо противоположными им добродетелями: чревоугодие — воздержанием; сребролюбие и скупость — милосердием; лень — трудолюбием; празднословие и злословие — молчанием благоразумным. Главная же страсть и корень всех страстей наших — есть гордость наша, её надо преодолевать смирением. Обычно мы не терпим ни малейшего замечания от других, тотчас же вспыхиваем, обижаемся, возмущаемся. А надо отвечать на обиду молчанием, ибо огнём огонь не тушат; должно со смирением принимать даже несправедливость, памятуя, что мы, может быть, за что-нибудь другое терпим испытание, ибо сколько других грехов нам было безнаказанно оставлено Богом! Господь не хочет смерти грешника, но хочет всем спастися и в разум истины прийти (1 Тим. 2, 4). И вот, дабы вразумить нас и вывести из бездны греховной, Он и посылает испытания, скорби, болезни, неудачи; попускает с этою же целью и врагу нашего спасения искушать нас. Эти скорби, испытания — суть голос Божий, призывающий нас к вразумлению, к исправлению, очищению. Да, трудное это дело, но необходимое для нашего спасения. «Добрые дела трудом стяжеваются, и болезнью исправляются». Ведь если даже в нашей обычной земной жизни мы считаем зазорным даром есть незаслуженный хлеб, без труда жить на содержании других, то тем более не можем надеяться без труда заслужить небесную пищу — Царство Небесное. «Царствие Божие нудится», т.е. с усилием, трудом достигается, борьбой с греховными привычками, страстями и искушениями. Таким узким, тесным, крестным путём шли и все святые — патриархи, пророки, апостолы, мученики, преподобные и достигли Царствия Небесного. Не будем и мы унывать, роптать, когда по грехам нашим подвергаемся разным скорбям, а будем безропотно, терпеливо нести ниспосылаемый нам крест, распинать плоть свою с её страстями и похотями и усердно молиться о помощи Спасителю нашему, проложившему Своим Крестом нам путь в Царствие Небесное, егоже да сподобит всех нас. Аминь. 1936.

 

Беседа Протоиерея Николая Голубцова (+1963г.) в Неделю по Воздвижением

 

Эта неделя есть неделя по Воздвижении Святого Животворящего Креста. Пением «Кресту Твоему покланяемся, Владыко, и Святое воскресение Твое славим» Святая Церковь уверяет нас в том, что после Креста будет воскресение. Так и люди после скорби получают радость и утешение. Святая Церковь оставляет крест на всю неделю, чтобы люди, взирая на него, проникались любовью к Распятому за них, получали от Него силы и помощь в несении своего собственного креста. Господь пострадал нас ради из-за любви к людям, распявшим Его. Кто из нас способен пострадать за обидчика? Никто! На это был способен один на земле — Иисус Христос, Искупитель. Чаще осеняйте себя крестным знамением. Соединение трех пальцев означает единство Трех Лиц Святой Троицы, их нераздельность. Два других пальца означают Божество и человечество, соединенное во Иисусе Христе. Каждому дается крест в жизни. Терпеливое его несение есть следование по указанному Богом пути. В дни скорби и невзгод не падайте духом, не ропщите на Бога: Он знает, для чего это все случается. Встреча со скорбью делает человека мужественным. Не стыдись креста — знамения своего спасения. Просите, чтобы в дни испытания веры Господь укрепил вас и даровал мужество. Для облегчения в жизни и перенесения скорбей приходите чаще в церковь. Мы часто ищем себе советчиков и утешителей в лице наших ближних. А ты иди к Тому, Кто обещает дать покой всем труждающимся и обремененным. Этими словами призыва Он ясно говорит о том, где нам искать утешения. Старайся быть со всеми в мире. Не навязывай своего мнения насильно. Если оно правильно, с ним сразу согласятся. К примирению надо идти путем смирения и кротости. Этим добродетелям научитесь от Того, Кто кроток и смирен сердцем (Мф. XI, 29.- Ред.). Любите и уважайте родителей. Исполнившему заповедь почитания родителей обещаются здравие и долгоденствие. Храните чистоту души и тела, человек — существо духовное. Душа требует свойственной ей пищи: молитвы, поста, любви и сострадания. А мы душу умерщвляем голодом через свою лень и нерадение. Мы заботимся о теле больше, чем надо. Мы начинаем его одевать, обувать роскошно, питать разными яствами, холить и лелеять. А что получаем взамен? Влечение к разврату, нечистоте. Тело — коварный союзник. Станешь следовать его похотям — будешь недалек от гибели. Увлеченный своим телом человек становится на путь животной жизни. Чтобы этого избежать, надо бороться с плотью, призывая на помощь Бога. Просите у Него Животворящего Духа, Духа жизни и света. 15/28 сентября 1958 г.

 

Слово Архимандрита Илии (Рейзмира) в неделю по Воздвижении

 

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа! Кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною (Мк. 8, 34). Дорогие братия и сестры! Нынешнее воскресенье называется неделей по Воздвижении креста, и церковным уставом за литургией положено читать Евангелие о самоотвержении и крестоношении, требуемых Евангелием от всякого человека, желающего следовать за Христом. Господь никого насильно не принуждает идти за Ним, но оставляет на добрую волю каждого — следовать или не следовать за Ним, для Него ли жить, для правды и святыни, для вечного с Ним соцарствия или для себя, для плоти и для угождения своим страстям, грешному и прелюбодейному миру и диаволу, и для вечного посрамления и муки. Господь оставляет нашу свободную волю неприкосновенной, ибо хочет, чтобы мы добровольно, по убеждению сердца любили Его, исполняли заповеди Его и страшились грехов и страстей. Кто последует за Господом невозвратно и во всем будет верен Ему, тот уже и здесь, на земле, предвкушает блаженство небесное и непременно наследует вечное блаженство на небесах. За Христом с радостью последовали апостолы, мученики, преподобные, праведные, и все святые древних и новых времен охотно пожертвовали для Господа всеми благами мира, самой жизнью своей и не посрамились в своем уповании, не обманулись в своей надежде, унаследовали непоколебимое вечное Царство и нас всех зовут к себе. Отчего же, дорогие братия и сестры, большая часть людей не следует за Христом? По неверию или маловерию, по пристрастию к временной жизни и ее скоропреходящим благам. Все горе нашей жизни состоит в том, что мы сами удаляемся от неба, от незримого духовного мира, где в вековечной славе пребывают с Господом все святые Его, что мы сами расширяем ту ужасную пропасть, которая, к ужасу нашему, может, наконец, стать неодолимой... (См.: Лк. 16, 26). Наше внимание всецело приковано к этому земному, внешнему миру, к его благам, суете; наш дух мы поработили плоти и ее вожделениям и забыли, что у нас есть бессмертная душа, что есть другой, незримый духовный мир, ради которого и дана нам земная жизнь. Мы мало-помалу отвыкаем от живого общения с этим миром в вере, любви, уповании, молитве, таинствах, благоговейных размышлениях, чтении слова Божия, в делах любви и в воздержании. «Отвергнись себя, — говорит Господь, — и возьми крест свой, и следуй за Мною» (Мк. 8, 34). Отвергнись себя — это значит отвергнись своей грешной воли, своих порочных наклонностей, поползновений, страстей, всякого греха, гнездящегося в тебе, омрачающего, оскверняющего и препятствующего тебе идти за Христом на небо, стремиться к истинному покаянию, к чистой, добродетельной и совершенной христианской жизни. Мы должны исторгнуть всякий грех, ибо он извращает нашу природу и нас, созданных по образу Божию, разлучает нас с Богом и уготовляет вечную муку. Во всех обстоятельствах жизни мы должны искать, узнавать волю Божию, угодную, благую и совершенную, и согласно ей говорить, совершать дела и поступки. Господь открывает нам Свою святую волю через Евангелие, через Святую Православную Церковь — через ее богослужение, чтение и пение; через наших пастырей и духовных отцов (если мы бываем послушны и верны им); через наших родителей, и, наконец, Спаситель открывает Свою волю непосредственно через наше сердце, нашу совесть. «Се, стою у двери и стучу, — говорит Он, — если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему и буду вечерять с ним, и он со Мною» (Откр. 3, 20). Если мы по чистой совести вникнем в самих себя, в наше сердце, в наши дела, в суетную нашу жизнь, то сразу же поймем, что мы большей частью и мыслим, и желаем, и говорим, и делаем не по воле нашего Небесного Отца, а по своей превратной, порочной воле. Наши сердца заняты чаще всего собой, проникнуты эгоизмом. Сколько страстей — источников смерти исходит из сердца. Ведь каждая страсть может убить человека, если он не раскается и не переменится, не избавится от нее. Итак, человек должен отвергнуться себя. Но это тяжело: страсти сделались его второй природой. Что же делать? Болезненно бывает и отсечение членов тела, но когда это необходимо, то дают на отсечение и руку, и ногу, и даже глаз на исторжение. То же надо делать со своими страстями и грехами. Если правая твоя рука соблазняет тебя, отсеки ее и брось от себя (Мф. 5, 30), то есть страсть, которая в душе твоей сделалась как бы твоей рукой, как бы твоим природным членом; это будет болезненно, сродни распинанию на кресте, но зато спасительно и приведет тебя к вечной жизни; ты избавишься от всегубительного яда — греха, от власти диавола, от огня адского. «Возьми крест свой и следуй за Христом». Куда? Разумеется, туда, куда шел Он сам, — на Голгофу! Да, на Голгофу. Сам безгрешный Спаситель взял на Себя страшное бремя грехов всего мира и вознес его на крест. Возьмем же каждый тяжесть своих грехов, и вознесем их на Голгофу, и пригвоздим ко кресту все свои страсти, порочные наклонности, распнем их, убьем! Если сердце наше будет истекать кровью, когда станем отрывать то, что пустило в нем глубокие корни, если испытаем смертные муки, убивая грех, будем терпеть, как терпел наш Спаситель, умертвивший Своей смертью грехи всего мира. Возьмем крест свой — будем терпеливо нести скорби, горе, болезни, потери дорогих сердцу людей, обиды и притеснения — все это порождение того зла, в котором мир лежит, все это создает каждому из нас свой крест. Поэтому мы не должны стараться сбросить с себя этот крест, избавиться от него. Ведь «многими скорбями надлежит нам войти в Царство Божие». Если земная жизнь есть школа, приготовляющая к вечности, то мы должны не искать на земле блаженства, не раздражаться, не роптать, но идти за Христом, нести бодро свой крест; жить, работать, трудиться с напряжением сил, с верой и самоотречением, с полной преданностью воле Отца Небесного; исполнять во всем Его волю, Его заповеди, уставы, советы. Так воины на войне следуют твердо указаниям полководца и побеждают; победишь и ты, если будешь следовать за своим всемогущим Вождем — Христом. «Ибо кто хочет душу свою сберечь, — говорит Господь, — тот потеряет ее» (Мк. 8, 35). «Сберечь душу» здесь значит не трогать страстей и грехов своей души, а давать им прорастать, укрепляться и владеть душой нашей и телом; это значит жить нераскаянно, не помышляя о смерти и о вечном суде. Беречь себя таким образом — значит губить свою душу для вечности, терять ее. Ведь многие из нас, чрезмерно любя временную жизнь, ее блага, жизнь плотскую, отрекаются следовать за Христом, исполнять Его заповеди, живут противно обязанностям своего высокого христианского звания и не каются в том и, таким образом, теряют свою душу для вечности. «А кто потеряет душу свою ради Меня, — говорит Спаситель в сегодняшнем Евангелии, —тот сбережет ее» (Лк. 9, 24). То есть кто очистит свою душу от грехов, страстей, кто последует за Христом, отказавшись от пристрастия к земным благам, и, если потребуется, отдаст жизнь свою за веру и Христа, тот сбережет душу свою для вечной блаженной жизни. Ибо какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит? Или какой выкуп даст человек за душу свою? Это сказано в пояснение предыдущей мысли, то есть лучше лишиться всех богатств, почестей, родных, самой жизни по плоти, чем погубить навеки душу свою через отречение от Бога, для сохранения временной жизни и ее выгод. Душа несравненно дороже всего мира, как созданная по образу Божию и предназначенная для бессмертия, и ее нельзя искупить от вечных мучений, если здесь не искупим ее верою в заслуги Искупителя, покаянием, мужественным исповеданием имени Господня и доброй жизнью. Итак, дорогие братия и сестры! Велик, труден этот подвиг! Но смотрите — впереди идет Всемогущий Крестоносец Христос! Смотрите на Него! Не отставайте, идите за Ним! Когда мы изнеможем, когда упадем под бременем креста, Он Сам подойдет к нам, поднимет и облегчит нам крест наш! Пойдем за Ним и войдем в славу Его! Придет час, и мы, крестоносцы, как солнце, воссияем в Царствии Его. А если отстанем, если попытаемся сбросить с себя крест, если предадимся всей душой обманчивым утехам земли — тогда что? Вот что: знайте, настанет день, когда еще раз ослепительнее молнии заблистает крест Христов на небе, когда солнце померкнет, и луна не даст света своего, и звезды спадут с неба, и силы небесные поколеблются. Тогда явится знамение Сына Человеческого на небе; и тогда восплачутся все племена земные и увидят Сына Человеческого, грядущего на облаках небесных с силою и славою великою (Мф. 24, 29-30). Восплачутся — почему? «Ибо кто постыдится Меня и Моих слов, — говорит Господь, — в роде сем прелюбодейном и грешном, того постыдится и Сын Человеческий, когда приидет в славе Отца Своего со святыми ангелами» (Мк. 8, 38). Ибо кто здесь почтет за стыд следовать Христу, исполнять Его заповеди или постыдится следовать постановлениям Святой Церкви ради угождения миру, плоти и диаволу — того не признает Своим и Сын Божий во второе пришествие Свое и на Страшном Суде Своем. Отбросим же ложный стыд и леность к благочестию, к посещению богослужения, леность к чтению слова Божия и поучению в нем, отвержемся себя, отбросим угождение многострастной плоти, во зле лежащему миру и диаволу, возьмем крест свой и последуем за Христом, за нашим Спасителем и Господом, уготовавшим нам Царство на Небесах от сложения мира. Аминь.


 Главная Назад Наверх Печать