Главная
 Расписание
 Управление
 О православии
 Проезд
 Контакты
 Фотоальбомы
 Книжная лавка
 Духовенство
 История прихода
 Сестричество
 Приходская школа
 Православный киноклуб
 Канадская епархия
 Приходской хор
 Приход Роуден
 Приход Лашин
 Церковный этикет
 Великий пост
 Пожертвования
 Дискуссионный онлайн форум
  Архив новостей
 Проповеди от Святой Пасхи до Великого поста
 

Слово Священномученика Серафима (Чичагова), Митрополита Петроградскаго (+1937г.) в неделю 22-ю по Пятидесятнице

Кажущийся правый путь В возвещенной нам сегодня притче о богатом и Лазаре (Лк. 16, 19-30) изображен человек, обладавший большими средствами, наслаждавшийся беззаботно жизнию, тративший свое богатство на пышные одежды и роскошные пиры и не помышлявший, что за все это он достоин осуждения. Ему представлялось, что он ничего не делает особенно дурного и порочного, потому что тратит свои собственные средства по праву, располагает своим достоянием, а не чужим, никого не обижает, не притесняет, наоборот, со всеми пребывает в мире, имеет множество друзей, окружен почетом, так как всех кормит, поит и веселит на пиршествах. Следовательно, он на правом пути, и не за что его осуждать и порицать. Кто мог бы ему доказать противное, изменить его понятия, сложившиеся под влиянием принятых мирских порядков, и исцелить от его духовной слепоты, препятствовавшей разумению важнейшей области человеческого духа и чувствованию безсмертия собственной души? Только смерть, неизбежная для всех и поэтому неумолимая, неожиданно отверзла ему духовное зрение и обличила его упорное заблуждение. Правда Божия понудила его озаботиться о судьбе отца, братьев и родных, оставшихся на земле в полном заблуждении на кажущемся правом пути, и он, увидев Авраама и с ним нищего Лазаря, который постоянно питался крупицами с его роскошного стола, начал молить праотца, дабы он послал Лазаря в родной его дом для обличения всех и предупреждения о неизбежности такой же гибели им, если они не изменят своего образа жизни и не возлюбят благочестие и добродетель. Мирской путь, кажущийся только правым, всегда привлекает к себе множество людей, и не только обладающих богатствами, перешедшими к ним от предков или лично заработанными, но и обогащенных научными знаниями, знатностью, властью, положением в свете, приобретенным влиянием на других людей или литературными, административными и государственными талантами. Пользуясь всеми дарами, как своим личным достоянием, они проникаются ложным сознанием своей справедливости, безупречности, честности, если только эти богатства невольно препятствуют развитию в них известных пороков и недостатков: как зависть, нечестность, жестокость, скупость, жадность и прочее — и под влиянием тщеславия, гордости и самодовольства лишаются благочестивого рассуждения и разумения вечной Христовой истины. Как часто ученые и так называемые высокопросвещенные люди увлекаются кажущеюся им достоверностью и правотою различных научных изысканий и открытий и поэтому пребывают на научно-ложном пути, смело отвергающем или извращающем все Божественное, совершенное и неизменное. Не видим ли мы в наше бездарное время множества новых писателей и публицистов, не способных ни на какой серьезный, самостоятельный и талантливый труд, но болезненно стремящихся стать во главе современного заблуждения общества хотя бы своим крайним направлением, вполне безнравственным и безрелигиозным. Пользуясь своим воображаемым правом, будто общепризнанным и вполне авторитетным, они занимаются обличениями, даже бичеваниями свободным печатным словом и суждениями о вещах, им недоступных, как о религии, о христианстве, а в особенности о Православии и добродетелях. Свое право они основывают, конечно, на убеждении, что находятся на правом пути. Мало ли теперь общественных и государственных деятелей, возведенных случайно, разными событиями и обстоятельствами на высоту им непосильную, которая кружит головы. В глубине сердца они сами ощущают свое безсилие и несоответствие, а потому стремятся скрыть свои недостатки избранием пути и целей более легких, чем творчество, возрождение и служение вечной истине Христовой. В попытке угодить всем они преклоняются даже пред обычаями мира, научными заблуждениями и теоретическими отрицаниями и легко снисходят ко всякой лжи, как бы она ни была вредна и преступна, отговариваясь христианскою мудростию. Ради похвалы, популярности и своего причисления к современникам по образованию и развитию они избирают путь, кажущийся только правым, задаются целью нераздражения врагов и умиротворения посредством попущения, что возможно только при недостатке благочестивого рассуждения, духовного развития и при намеренном непротивлении злу. Но не противляться злу может только само зло. На кажущемся правом пути пребывают еще все так называемые умеренные люди, смешивающие Божественное с мирским, признающие евангельское учение, но с некоторыми исключениями, предпочитающие в христианстве Православие, но не отвергающие и другие христианские и нехристианские религии, проповедующие широкую веротерпимость и не умеющие отличить ее от вероотступности, не понимающие различия между проповедью и пропагандой или совращением, требующие отделения Православной Церкви от русского государства и в особенности Православия от самодержавия царей, что равносильно уничтожению самого государства и всякой религии: на правом пути считают себя все раскольники, сектанты, нарушители догматов Церкви и заповедей Божиих, так как для каждого заблуждения и всякой страсти можно найти извинительные обстоятельства и побочные причины. Удивительное заблуждение! Откуда такая неправда, слепота, призрачность, чтобы неправый, ложный путь казался многим совершенно правым? Несомненно, причина в неправильном мышлении. Ведь мысли бывают сокрыты не только в голове или мозгу, но и в человеческой душе и как семя скрывается в земле, и затем из него произрастает дерево с плодами, так и из сокрытых в душе человека мыслей возникает его нравственная жизнь с ее делами. Весьма различествуют между собою семена — и из каждого вырастает растение и плод; так различествуют между собою и мысли, и, смотря по ним, устрояется жизнь человека, и совершаются его действия. Все различные семена питаются тою же землею, и, подобно им, все роды мыслей питаются и направляются одним сердцем. Следовательно, если не будет правды в сердце, — не утвердятся в уме разумение, знание, истина, не будет чистоты в сердце, не будет в мыслях чистоты намерений и действий, не будет духа благодати в сердце, окажутся в мыслях одни животные, страстные и греховные стремления. Но какие бы ни были мысли у людей, они всегда кажутся им несомненными, справедливыми и правыми, ибо сердечный безпорядок приводит в безпорядок и мысли. Насколько углубляется семя корнями в землю, настолько растение возвышается, крепнет и расширяется; так и в сердце: насколько углубляется в него все доброе и святое, настолько возвышается и расширяется ум человеческий до разумения Христовой истины и созерцания всего Божественного, вечного. Еще премудрый Соломон говорил: Есть путь, который кажется человеку правым, но которого конец сводит на дно ада (Притч. 14, 12). И эта истина подтверждена притчею о богатом и Лазаре. Богач стал просить Авраама возвестить чрез Лазаря эту тайну отцу его, братьям. Но Авраам ответил: «У них есть Моисей и пророки, пусть слушают их... Но если их не слушают, то, если бы кто из мертвых воскрес, не поверят!» Чем же намереваются оправдаться по смерти современные богатые и знатные люди, ученые и писатели, общественные и государственные деятели, умеренные, веротерпимые до безразличия, православные, проповедующие о равенстве всех вер, покинувшие Святую Церковь, нарушившие свой живой союз с нею и избравшие кажущийся правый путь? У них было больше Моисея и пророков: Святая Православная Церковь со спасительными Таинствами, святая Кровь и честное Тело Христовы, Св.Евангелие, послания св.Апостолов, многочисленные архипастыри и пастыри, возвещавшие им слово Божие. Нужны ли еще им мертвые для обличения и предупреждения о неибежной гибели при таком образе жизни, мыслей и действий? Не поверят и воскресшим, если не слушали Самого Сына Божия и поставленных Им пастырей! Что же такое христиане, отвергающие глас Церкви, православные, убегающие от Святых Таинств, ученые и просвещенные, отталкивающие от себя пастырей по гордости, возвышающие себя пред ними, воображающие себя развитее даже духовно и не понимающие, что благодать, освящающая и просвещающая, передается людям, по установлению Христову только через совершителей Таинств, только через пастырей Церкви, служителей у престола Божия? Что же такое общественные и государственные деятели, подрывающие основы семьи, родины, государства, воспитания юношества, насаждающие в народе своим безразличием к религии и Церкви безнравственность, озверение, распутство или укрепляющие мир, порядок и законность в стране попустительством, нераздражением, непротивлением безумию, дерзости, предательству и всякому злу? Это все семена, произрастающие в истощенной, безплодной земле, неподготовленной к посеву, не орошенной живой и благодатной росою, и потому от них нельзя ожидать роста и плодов. Они погибнут, не дождавшись полного произрастания, до сбора, до жатвы и исчезнут, как пыль и прах, на своем жалком пути. Единственный, истинный, правый путь для всех христиан — это живой союз с Церковью. «Я есть путь и истина и жизнь», — сказал Господь наш Иисус Христос (Ин. 14, 6). Аминь.

 

Беседа Протоиерея Димитрия Константинова (+2006г.) в неделю 22-ю по Пятидесятнице

 

Бедность и богатство Среди упреков, которые делаются и всегда делались атеистами по отношению к христианству, немалое место занимает вопрос о богатстве и бедности. В адрес христианства сыплются обвинения в том, что последнее никак не реагирует на социальное неравенство имеющееся в мире и, что тем самым, оно как бы поддерживает и утверждает правоту существующего и существовавшего порядка вещей. Более того, противники христианства всегда утверждали, что христианство, в лице своих виднейших представителей, всегда и неизменно поддерживало самые лучшие отношения с сильными и богатыми мира сего и, ни в коей мере, не стеснялось получать от них помощь и давать им свое благословение. По утверждениям врагов христианства, последнее не выступало на защиту неимущих или почему либо гонимых слоев общества и никогда не шло по пути его социально-политического переустройства. Нужно сказать, что все эти упреки основаны, главным образом, или на полном недоразумении или на непонимании и незнании христианства. Для того, чтобы понять христианство и разрешить поставленный нами сегодня вопрос, надо при его рассмотрении, образно выражаясь, повернуть объектив фотографического аппарата на сто восемьдесят градусов. Тогда мы сможем получить и правильную картину, а также дать и правильные ответы на интересующие нас вопросы. Прежде всего надо раз и навсегда понять, что христианство как религия не занимается ни политическими революциями, ни социальными реформами общества и имеет свой собственный взгляд на эти вопросы, значительно отличающийся от обычного „мирского" понимания их. Христианство, как мы уже говорили неоднократно, занимается вопросом духовно-религиозного развития людей, поднятия их на определенный, максимально возможный высокий духовный уровень. В этом и заключается основа того спасения людей, о котором говорит христианство. Данная задача и все непосредственно направленное на ее выполнение, является тем первичным добром, которому и служит религия. Ей подчинено все остальное. С точки зрения этой главной задачи и рассматриваются в христианстве все другие вопросы. Христианство в целом и Церковь не обходит молча жгучие вопросы современности, данной им на каждом этапе их бытия, но они имеют по всем подобным вопросам свое собственное мнение, вытекающее из задач выполнения той главной цели, которую они перед собою ставят. С христианской точки зрения проблема бедности и богатства ставится совершенно своеобразно, если сравнивать эту постановку вопроса с обычными трактовками социальных проблем, которые даются различными теориями и политическими партиями. И бедность, и богатство рассматриваются христианством как средства для духовно-религиозного развития людей. Ни бедность, ни богатство, взятые в чистой абстракции, с точки зрения христианства не являются ни добром, ни злом. Весь вопрос заключается в том, что несет с собой каждый данный случай богатства или бедности для духовного развития людей. Если бедность, в которой человек пребывает, по тем или иным причинам, не снижает, а наоборот, повышает духовное напряжение человека, способствует его духовному развитию, то такая бедность не является с точки зрения религии, отрицательным коэфициентом в деле спасения человека. И в самом деле... Почти каждый из нас знает и может привести примеры того, как известная ограниченность материальных средств, материальная и организационная напряженность жизни того или иного человека, воспитывает твердые и идейно-стойкие характеры, подтягивает человека, способствует его духовному развитию. И немало можно привести примеров из истории, когда именно люди, выросшие в бедности, в трудных материальных условиях, становились великими светильниками Церкви, крупными духовно-плодотворными государственными деятелями, учеными, общественными деятелями и т. д. Все указаннное, однако, не снимает вопроса о желательности ликвидации в принципе всякого вида бедности. Если бедность, а чаще всего крайняя нищета, приносят духовному развитию человека явный вред, то такая бедность рассматривается христианством, как явно отрицательное явление. Если бедность или нищета духовно разлагают и принижают человека, ведут к его духовному омертвлению, к развитию всевозможных пороков, к физической деградации, к крайней нужде, страданиям и т. п., то в этом случае бедность является явным и страшным духовным и физическим злом, которое должно быть искоренено. В подобных случаях христианство настойчиво требует оказать помощь людям, находящимся в тяжелом положении и само всегда стремится прийти на помощь таким нуждающимся, для которых нужда является одновременно причиной и духовной, и физической смерти. В этих случаях христианство идет по пути организации широкой социальной помощи, присоединяясь и поддерживая все общественные и частные мероприятия, направленные на искоренение подобных форм бедности, поддерживает все те социальные реформы, которые будут итти в том же направлении. Но христианство все же полагает, что во имя искоренения бедности нельзя без конца применять насилие и лить человеческую кровь, ибо нельзя во имя духовного спасения одних, губить души других. А духовно погублены будут и те, кто в свою очередь погубит человеческие жизни во имя искоренения бедности, ибо самое ценное в этой жизни является человеческая жизнь, которую некоторые люди дерзновенно считают себя в праве отнять, но не в силах ее дать или создать. Аналогично этому подходит христианство и к вопросу о богатстве. Богатство, состоятельность, просто материальное благополучие, рассматриваются им, как благословение Божие, данное для служения человека человеку. Поясним это тем, что скажем, что с христианской точки зрения богатство есть не что иное, как данные человеку возможность и обязанность служения другим людям. Другими словами христианство рассматривает богатство как благо, как положительный элемент жизни, если те, кому оно принадлежит, используют его не только для своих личных целей, но ставят это богатство на служение людям, так как с христианской точки зрения владение богатством это служение. Богатство является положительным элементом в деле духовного развития людей, если оно направлено на пользу общества, способствует созданию условий для нормального духовного развития людей. И в самом деле, история нам дает много примеров того, как богатство превращалось в категорию служения. Люди, владевшие ответственно своим богатством создавали при его помощи храмы Божии, школы, университеты, больницы, специальные благотворительные фонды, музеи, издательства, вели научную работу, осуществляли длиннейшие путешествия в неисследованные страны, развивали промышленность и сельское хозяйство и т. п., т. е. создавали такие общественные ценности, которые прямо или косвенно способствовали дальнейшему духовному развитию людей. Такое богатство, вернее его использование, будет всегда благословенно для христианства, независимо от того, принадлежит ли оно частному лицу, коллективу людей или государству. Наоборот, богатство, независимо от того кому оно принадлежит, не будет благословенно и не будет рассматриваться как положительный фактор, если оно используется на удовлетворение лишь личных эгоистических интересов, для создания тех или иных отрицательных ценностей, для ведения войн и для всего того, что не способствует или мешает духовному росту людей. И такое богатство не будет благословенным, независимо от того принадлежит ли оно частному лицу, коллективу людей или государству. Таким образом вопрос о бедности и богатстве ставится христианством совершенно по иному, чем так, как обычно рассматриваются эти вопросы современной социально-политической мыслью. Ни то, ни другое не является само по себе ни отрицательным, ни положительным фактором. Но они становятся тем или иным в зависимости от того, что несут они духовному развитию человечества. И с этой, только с этой точки зрения, религия и рассматривает данный вопрос. Особенно ярко выражена эта точка зрения в евангельской притче о богатом человеке и бедном Лазаре. Эта притча, данная нам в Евангелии от Луки, рассказывает нам следующее: „Некоторый человек был богат", — говорит Евангелие (Лука, XVI, 19-31), — „одевался в порфиру и виссон и каждый день пиршествовал блистательно". „Был также некоторый нищий, именем Лазарь, который лежал у ворот его в струпьях и желал напитаться крошками, падающими со стола богача..." „Умер нищий и отнесен был Ангелами на лоно Авраамово; умер и богач, и похоронили его... Нищий попадает в рай не потому, что он нищий, и богатый попадает в ад согласно притче, вовсе не потому, что он был богат. Судьба нищего определяется тем, что он в своей крайней бедности, как свидетельствует Евангелие, сохранил свое духовное я, свое крайнее и искреннее смирение, не завидовал, не злобился на богача, не поддался уничтожающему действию тех внешних условий жизни, в которых он находился. Богач попал в ад не потому, что он был богат, а потому, что он употреблял свое богатство на свои личные, низменные, эгоистические потребности и был настолько жестокосерд, что в продолжение долгого времени „не заметил" нищего, сидевшего у ворот его дома и промыслительно посланного ему, для того, чтобы он понял, что богатство это не только личные материальные ценности, но и фактор служения людям, человечеству. Именно так и решается в христианстве проблема богатства и бедности...

 

Слово Митрополита Антония (Блум), Сурожского (+2003г.) в Неделю 22-ю по Пятидесятнице

 

ПРИТЧА О БОГАТОМ И ЛАЗАРЕ (Лк. 16, 19-31) В чем грех богатого, в чем правда бедняка? Из сегодняшней притчи может показаться, что суд Божий определил горькую участь богатому только потому, что он богат и весел был на земле, и что только как бы в утешение за скорбь на земле дал бедному Лазарю радость и покой в лоне Авраамовом. Но это не так просто; не был виноват человек, что он богат, и не заслуга человека, что он беден. В Евангелии немало людей состоятельных - в истории Церкви еще больше, - которые из избытка своего были радостью и благословением для других, потому что они были милосердны, жалостливы, милостивы. И много-много знаем мы людей, которые в своем убожестве делаются горькими, жесткими, немилосердными даже к тем, кто, подобно им, находится в нужде; не в этом дело. Не спасет нас бедность, и не погубит нас богатство как таковые. Но если посмотреть на эти образы богатого и бедного, которые Христос нам представляет в таких немногих словах, мы видим человека, который был богат, у которого было все, и с излишком было, и жизнь его проходила в пирах и в веселье, а у дверей его лежал нищий. И вот в этих пирах, в этом веселье никогда, по-видимому, его сердце не смягчалось. Он пользовался всем, что дала ему жизнь, но не пожалел тех, которые были лишены этого. Радости в нем не было, а было веселье потому что радость делится, как тепло и свет, а веселье остается достоянием человека - его одного и его товарищей по веселью. Он прожил, не вспомнив ни о том, для чего он живет, ни о том, как другие живут, а у двери его голодал и скорбел человек. А этот человек не тем был духовно богат, что скорбел, а тем, что лежал он, и вся жизнь его была криком о помощи, о жалости, о милости. И тогда как богатство застилало в сознании домохозяина самый вопрос о том, для чего он живет, как он будет умирать и что будет потом, нищий всю жизнь прожил перед лицом этого вопроса: Зачем? Чего ради? Ради чего эта скорбь, для чего эти страдания? И что еще будет впереди?.. Один прошел мимо жизни, а другой углубился в существо ее. Один умер незаметно, и Ангелы Божии унесли его душу в место упокоения; другой умер, и его торжественно похоронили, положили в гроб, а душа его пустая, уже не могущая смеяться, не имеющая, чем питаться, потому что питалась она только от земли, сошла в то место, где такая же пустота... Не только за то, что он веселился, и не только за то, что он был богат, но за то, что при всем этом он допустил этот ужас нищего у дверей своих, сошел он в место страданий, место, где перед судом Божественной любви человек отходит во тьму. Мало среди нас богатых и бедных в такой мере, в какой был беден Лазарь и богат владелец дома, у порога которого Лазарь голодал всю жизнь; но мы все богаты и бедны одновременно, и от нас зависит, какими мы встанем перед Божиим лицом. Обеспеченность, спокойствие, тишина, нарушаемые только мелкими бурями, закроют ли наши глаза на то, что у нашей двери Лазарь умирает с голода - умирает физически и умирает от голода по милости? Закроет ли наше благополучие нам глаза на то, что жизнь имеет глубину, и смысл, и цель, и что мы устремлены к встрече с Богом, и что эта встреча будет последним и поистине страшным судом, если в нас не найдется любви - но чистой, подлинной любви?.. Не можем ли мы научиться, когда мы постоянно на все жалуемся, от того Лазаря, который и голодал и холодал у двери богача?.. Он нашел себя; его внутрь себя загнали голод и холод, одиночество и нужда, и в этой глубине он встал перед Богом. Неужели нам надо так дострадаться до Бога, как Лазарь? Неужели нужно, чтобы на нас нашла предельная скорбь, для того чтобы войти в себя и стать перед лицом человеческой большой, значительной судьбы?.. Всмотримся в эти два образа. Мы никуда не уйдем от этого суда, потому что мы слишком много знаем: знаем слишком много о воле Божией, знаем слишком много о любви Божией, перед нами расстилается все Евангелие, как путь или как суд. Кто мы - Лазарь или богач? И если мы чувствуем в себе богача, уже тлеющего со страстями своими, - опомнимся теперь, пока еще живы, пока есть еще какая-то сила в душе, какая-то сила в теле - опомнимся теперь и оживем! Аминь.

 

2 ноября 1969 г. Слово Архиепископа Андрея (Рымаренко), Рокландского (+1978г.) в 22-ю Неделю по Пятидесятнице

 

Братья и Сестры! Заметили ли вы как Святая Церковь уже на протяжении долгого времени говорит нам о Слове Божием? Словом Своим Христос укрощает бурю, исцеляет слугу сотника, дочь Хананеянки, воскрешает сына Наинской вдовы, насыщает пять тысяч пятью хлебами. По Слову Его совершается чудесный улов рыбы... Вот и сегодняшнее Евангелие говорит нам о Слове Божием. "Некоторый человек— повествует Евангелие, — был богат, одевался в порфиру и висон, и каждый день пиршествовал блистательно. Был также некоторый нищий, именем Лазарь, который лежал у ворот его в струпьях и желал напитаться крошками, падающими со стола богача, и псы приходили лизать струпья его". А дальше уже раскрывается нам то, что есть за гробом. Вечность. Богач — в аду, в муках, а Лазарь — на лоне Авраамовом. И заканчивается это Евангелие такими словами: "Тогда Авраам сказал богачу: "если Моисея и пророков не слушают", т. е. Слова Божия, "то если бы кто из мертвых воскрес, не поверят". Вот каково значение Слова Божьего: от нашего отношения к Нему зависит и наша вечная участь. Богач, хоть ничего плохого и не делал, но не жил по Слову Божьему и погиб. А Лазарь жил Словом Божьим и спасся. Слово Божие имеет дивную силу обновлять душу грешного человека. Не буду объяснять вам, как это бывает, а просто расскажу вам одно событие, которое было в Петербурге. Вот оно: Жила семья, — бабушка и внук. Внук был гвардеец. Родители его умерли, когда он был еще маленьким, а бабушка заменила ему их. Были они магнаты, несметно богатые, миллионеры. Владимир, так звали этого гвардейца, будучи еще молодым человеком, был уже пресыщен всем тем, что только могла тогда дать жизнь русских богачей. Жизнь его, подобно богачу из сегодняшней притчи, проходила в веселии и пировании. Сердце у него было доброе, и товарищи любили его, как человека, у которого всегда всё можно было получить. Слова "нет" у него не существовало. Но раз бабушка призвала Владимира и сказала: "Владимир, после моей смерти у тебя никого не будет. Товарищи тебя обберут, и ты погибнешь одиноким, несчастным человеком. Женись". Владимир ответил: "Хорошо, бабушка, я женюсь". Бабушка подыскала ему невесту, одну княжну из разорившейся семьи. Володя танцевал с ней на балах раза два-три, сделал предложение, а потом... так как свадьба была назначена только после Святок, а жизнь Владимира шла обычной для него чередой в тумане веселья и кутежей, — он даже имени ее не сразу мог вспомнить, а если бы пришлось встретиться на улице, то, вероятно, и не узнал бы ее. Но зато, чем ближе наступал день свадьбы, тем тревожнее становилось у него на душе. Вот, наконец, наступил второй день после Крещения. Ему надо было ехать в свое военное учреждение, чтобы получить свое жалованье и отпуск на "медовый месяц". Впервые он ехал по Петербургу в такое раннее время, да еще в трезвом виде. Обычно, когда он ехал по Петербургу в такое, или еще более раннее время, это бывало после ночи, проведенной в широком разгуле, и бывал он тогда в состоянии дремоты, не видя ничего кругом. А вот сегодня он как бы впервые видел Петербург в рабочее время, на всем лежал отпечаток серьезности и деловитости утра столичного города. Да и на душе его лежало тяжелым камнем что-то непривычно деловитое и серьезное... Брак... Семейная жизнь... Обязательства, каких он никогда не имел, не знал. Приехав в свое учреждение, он получил свои бумаги и деньги, — его большой кошелек наполнился золотыми монетами. Когда он вышел, ему захотелось быть одному и идти. Он приказал кучеру ехать по мостовой, а сам пошел пешком. Незаметно он дошел до Казанского Собора, и тут как раз ударил колокол. Впервые его потянуло зайти в храм. Он, конечно, бывал на богослужениях, на молебнах, на панихидах, но только потому, что этого требовало его положение в обществе. А вот теперь появилась внутренняя потребность. В Соборе был уютный полумрак. Чудотворный Образ Божией Матери просто сиял в брильянтах. Белые лилии, — несмотря на зимнее время. Все еще шло чтение Акафиста. Глубоко молитвенный припев. Множество свечей и лампад. И все люди, люди... молящиеся, плачущие. Он застыл. Он давно, давно не молился. Он только смог сказать: "Богоматерь! В жизни моей предстоит перелом. Если так должно быть, помоги мне. А если это все не нужно, останови". И тут он сам подумал, что так не молятся, что он и не умеет молиться. И вдруг кто-то нежно тронул его за рукав. Это была нищенка с ребенком на руках. "Барин, помоги", — прошептала она. Он засунул руку в карман, вынул свой большой кошелек и положил его в ее руку. От тяжести этого кошелька она чуть не уронила его. "Барин, вскрикнула она, — я не могу взять его. Скажут, что я украла". — "Не бойся в кошельке моя карточка. Скажи, что я дал тебе". — "Барин, а как же вы? Ведь вы отдаете всё, а сами..." — "Пойми же, у меня всё есть, мне ничего не надо". — "Хорошо, я беру. Знайте же: вы спасаете две жизни, мою и ребенка. Как же мне отблагодарить вас"? — "Знаешь что? Да, ты можешь помочь мне. Я не умею молиться, а мне нужна молитва... вот сейчас, за мою душу. Иначе я погибну". Она посмотрела на него, если так можно сказать, долгим сострадательным взглядом. Поклонилась и скрылась в толпе. Но вот он опять видит ее. Она подходит к Чудотворной Иконе, кладет своего младенца на одну из ступеней перед Иконой и молится, кладет земные поклоны. По бледному лицу ее текут слезы, Мороз пробежал по его спине, — он понял, это была молитва за него. Он быстро вышел из Храма, прошел один квартал до Большой Конюшенной. После полусумрака Собора яркое солнце на белом снегу ослепляло его. Он почувствовал резкую внезапную боль в глазах, потом в голове и... потерял сознание. Когда он очнулся, он почувствовал, что лежит на столе, в полной форме гвардейского офицера... С ним произошел летаргический сон, и теперь началось его пробуждение. Он еще не мог шевелиться, не мог открыть глаз, но он все слышал. Только он-то думал, что он умер, и все, что он слышал, он воспринимал как мертвец. А все кругом были уверены, что это покойник и готовили его к погребению. И тут он понял всю изнанку жизни. Вот он слышит два голоса: женский и мужской. Мужской голос говорит: "Хоть ради приличия приложи платок к глазам. Ведь он был твой жених". А женский говорит: "Папа, ты знаешь, как я ненавидела и презирала его. Только твои долги побудили меня согласиться на брак. Я не могу продолжать эту комедию". Потом подходили его товарищи. Все они были его должниками. "Вот хорошо, Володька умер, и я не должен возвращать то, что он, добрый человек, мне одолжил". И так все дальше и дальше ему открывалась вся фальшь той жизни, в которой он жил. Одни только слезы были искренними. Это рыдал его дядька, который заменил ему отца и мать. А потом стали читать Псалтирь. Раньше он не понимал ее. А теперь каждое слово псалмов волновало его пробуждающуюся душу. Вся глубина Божьей Милости открывалась ему. Открывалась Правда Божья на фоне человеческой лжи. А потом он услышал движение. Он понял, пришло духовенство, и стали служить панихиду. И вот, когда запели: "Со Святыми упокой..." и подняли его тело, чтобы переложить его в гроб, его грудная клетка вздохнула, он пришел в себя и зашевелился. Несшие, от страха, уронили гроб и его, и выбежали из комнаты. Владимир остался один. Но он уже был не тот. Посреди пустой комнаты стоял обновленный Владимир... Когда все успокоилось, он распределил все свое имущество, — половину отдал невесте, все оставшееся отдал бедным, все долги простил. Сам же в скором времени принял монашество и окончил свою подвижническую жизнь Архимандритом Костромского Монастыря. Вот как Слово Божие Обновляет Человека!


 Главная Назад Наверх Печать