Главная
 Расписание
 Управление
 О православии
 Проезд
 Контакты
 Фотоальбомы
 Книжная лавка
 Духовенство
 История прихода
 Сестричество
 Приходская школа
 Православный киноклуб
 Канадская епархия
 Приходской хор
 Приход Роуден
 Приход Лашин
 Церковный этикет
 Великий пост
 Пожертвования
 Дискуссионный онлайн форум
  Архив новостей
 Проповеди от Святой Пасхи до Великого поста
 

Проповедь Протоиерея Георгия Митрофанова в 10-ю неделю по Пятидесятнице

 

Исцеление бесноватого отрока (Мф. 17, 14-23) Во имя Отца и Сына и Святого Духа! История об исцелении бесноватого отрока не кажется нам какой-то необычной для Евангелия. Она кажется, скорее всего, необычной для нашей с вами жизни. Ибо говорится в ней о том, как апостолы, ученики Христовы должны были своей молитвой исцелить бесноватого, тяжело больного человека. Они не смогли этого сделать. Именно в этом Евангельском сюжете, как далеко не часто бывает в Евангелие, звучит — нельзя сказать, чтобы обида, но некое разочарование Спасителя в своих ближайших учениках. «Доколе буду с вами», — говорит Он. Он делает за них их дело — и происходит чудо, болящий бесноватый исцеляется. Ну, так было в те далекие времена, — думаем мы, — и к нам это имеет очень опосредованное отношение. А между тем то, что произошло тогда, должно было происходить постоянно. Постоянно христиане должны — и Спаситель об этом говорит прямо — молитвой и постом изгонять силы зла из этого мира, в том числе из душ и телес своих ближних. Мы, кажется, знаем это, молимся об этом, но почему-то плохо у нас получается это противоборство силам зла. Казалось бы сегодняшнее Евангельское чтение дает нам объяснение этого: если уж у апостолов не хватило веры, то откуда же она возьмется у нас? Тогда, может быть, вообще перестать молиться, и оставить своих ближних на произвол судьбы, уже не христианского промысла Божия, а именно безликой, бессмысленной судьбы, стечению обстоятельств? Пусть будет, как будет? На практике многие христиане так и поступают, в том числе и мы с вами. И вот сегодня, когда после этого Евангельского чтения звучали ектеньи, в которых мы просили здоровья нашим близким, благополучия тем, кто нам дорог, когда мы молились об упокоении усопших своих родственников и близких, сегодня нарочито трижды прозвучало имя человека, почти никому из здесь стоящих неизвестное. Вы обратили внимание, были сугубые прошения о болящем Владимире. Это человек уже преклонных лет, который впервые посетил наш храм вчера, который должен завтра тяжело оперироваться, — ему будет удаляться легкое, причем, в онкологическом центре, — и вот этот человек пришел в храм, пришел в церковь, переступил ее порог, и трудно было вчера, говоря с ним, удержаться от этого очень распространенного пастырского искушения, спекулируя на несчастье человека, дать ему почувствовать значимость нашей церковной жизни. Я старался этого не делать, и указал ему, что именно сейчас, когда он ощущает свое бессилие, он может ощутить и силу Божию в себе, ибо сейчас от него ничего не зависит. Это был непростой разговор, я не хочу воспроизводить многие его детали, но хочу обратить внимание на следующее: звучала эта молитва о болящем Владимире, сейчас его готовят к операции, завтра эта операция произойдет, уже не первая в его жизни, человек, в общем-то завершает свой путь в силу возраста. Но возможно эта операция его жизнь и продлит, и, может быть, пережитое несчастье заставит его ощутить всю серьезность этой жизни с непривычной ему точки зрения. В его жизни действительно не было места вере в Бога многие годы и все складывалось весьма благополучно. Он был известный спортсмен, даже играл в сборной, то есть происходило все то, что особенно в советское пустое время наполняло человека глубоким смыслом. Он был героем и победителем, и вот сейчас ему, человеку, который жил в ощущении своей силы, своего могущества, приходится переживать свое полное бессилие. И он пришел к нам, христианам, будучи человеком крещеным, но невоцерковленным. И теперь во многом от нашей молитвы, я думаю, будет зависеть не только исход его операции, но и обретение болящим Владимиром веры. Поэтому наша с вами задача заключается в том, чтобы молясь и о нем, и о любом болящем, мы не только молились о продлении его жизни, но молились бы о том, чтобы сердце его открылось ко Господу. Чтобы дал он, наконец, возможность Господу явить свою силу в его человеческой немощи, и тем самым обрел Христа. По существу повторяется та же история, о которой поведало нам сегодняшнее Евангелие, но как она разрешится, — зависит, конечно, в какой-то мере от болящего, но и от нас. Будем же поминать этого конкретного, Богом приведенного к нам в храм человека, теперь уже так с нами связанного. Как бы все же не развивались последующие события, будем помнить, что мы ответственны за каждого человека, которого Господь приводит именно к нам в качестве страждущего. Аминь.

 

Поучение Архиепископа Симона (Виноградова), Пекинского и Китайского (+1933г.) в неделю 10-ю по Пятидесятнице

 

Евангельское чтение нынешняго дня повествует об исцелении Господом Иисусом Христом беснаватаго. Вселение нечистаго духа в людей, как видно из Евангельских повествований, не всегда одинаково проявлялось, но были разные виды беснования. В тот день, о котором повествует в ныне читанном Евангелии, исцелен был отрок, страдавший припадками в новолуние: во время этих припадков дух бросал отрока и в огонь и в воду, чтобы погубить его. (Мрк. 9, 22). В другой раз Господь исцелил двух бесноватых, которые были весьма свирепы и страшны для проходяших по дороге около тех гор, где они жили (Мтф. 8, 28). Об одном из этих бесноватых сказано, что он разрывал цепи и разбивал оковы и что никто не в силах был укротить его, и он всегда, ночью и днем, в горах и гробах кричал и бился о камни (Мрк. 5, 5). Однажды был приведен к Господу бесноватый — немой, и когда бес был изгнан — немой стал говорить (Мтф. 9, 32-33) — Были и такия бесноватые, которые не буйствовали и не страдали какими нибудь недугами, а свободно пребывали среди городского населения: такого бесноватаго Господь встретил в синагоге в городе Капернауме (Мрк. 1, 21-26). В книге Деяний упоминается об исцелении Апостолом Павлом бесноватой служанки, которая одержима была духом прорицательным (Деян. 16, 16). Во всех этих случаях, как видно из повествований Евангелия и книги Деяний, для окружающих было ясно, что исцеляемые одержимы нечистым духом. И бесы сами отличали себя от одержимаго ими человека: так при исцелении Гадаринскаго бесноватаго бесы просили Господа, чтобы Он позволил им, вышедши из челоловека, войти в свиней (Лук. 8, 32-33). А одержимые отождествляли себя с нечистыми духами, вселившимися в них. Так Гадаринский бесноватый на вопрос Господа: "как тебе имя" — отвечает "легион имя мне, потому что нас много" (Мрк. 5, 9). Но есть другой вид беснования, когда одержимые нечистым духом не сознают этого и внушаемыя бесом мысли и желания считают своими собственными. Так действовал Иуда-предатель. "Вошел сатана в Иуду", говорится в Евангелии, "и он пошел говорить с первосвященниками и начальниками, как предать им Господа... и искал удобнаго времени, чтобы предать Его им не при народе" (Лук. 22, 3. 4. 6). Так и не уразумел Иуда, что действовал по внушению диавола, и потому, поняв безумие своего предательства, пришел в отчаяние и удавился. Равным образом и неверующие Иудеи, замышлявшие убить Господа Иисуса Христа, осуществляли волю диавола, действовавшаго в них. "Ваш отец диавол", говорил им Господь, "и вы хотите исполнять похоти отца вашего" (Иоан. 8, 44). Но они не хотели верить слову Господа и с гневом отвечали, что они потомки Аврама и дети Божии. И в наше время есть бесноватые. Если мы не встречаем проявления беснования в том виде, как говорится о некоторых бесноватых в Евангелии, не видим бесноватых, разрывающих цепи, разбивающих оковы и бьющихся о камни, то это потому, что теперь таких, как обыкновенных больных и сумасшедших, держат в больницах. А вот таких, которые усвоили себе волю диавола, но не считают себя бесноватыми, всюду можно встретить. Святитель Феофан-Затворник говорит: "бесы, вселяясь в человека, не всегда обнаруживают свое вселение, а притаиваются исподтишка, научая своего хозяина всякому злу и отклоняя от всякаго добра: так что тот уверен, что все сам делает, а между тем только исполняет волю врага своего." И такие, одержимые злым духом притаившихся, опаснее тех свирепых и страшных бесноватых, о которых упоминается в Евангелии. Притаился некогда бес в змие и участливой беседой с Евой совратил наших прародителей к нарушению заповеди Божией, и лишились они блаженства райскаго. Так и теперь бедствия, постигшия наше Отечество, это плоды лукавых бесов, притаившихся бесов, которые в свое время не были узнаны. И до сих пор многие не научились различать духа истины и духа заблуждения (см. 1 Иоан 4, 6). Св. Апостол Иоанн Богослов, указывая, как узнавать духа Божия и духа заблуждения, говорит: "всякий дух, который исповедует Иисуса Христа, пришедшаго во плоти, есть от Бога, а всякий дух, который не исповедует Иисуса Христа, пришедшаго во плоти, не есть от Бога, но это дух антихриста." (1 Иоан. 4, 2-3). В наши дни эти слова Апостола нужно пояснить так: дух истины пребывает только в тех, кто верует во едину, святую, соборную и апостольскую Церковь и ея уставам и правилам покоряется а где, хотя бы и под знамением креста, составляют свою правду, правду церковную попирают, там несомненно притаился бес.

 

19 Августа / 1 Сентября 1929 г. Слово Священномученика Иоанна (Восторгова) (+1918г.) в Неделю 10-ю по Пятидесятнице

 

Причина неверия — греховная жизнь. Когда человек заболеет, и болезнь начинает причинять ему невыносимыя страдания, он начинает искать не временно-облегчающих боли и страдания средств, а самый корень, самую причину болезни, чтоб ее устранить и тем уничтожить болезнь совершенно. Когда начинается губительная зараза и охватывает целую страну, разумные люди советуют не довольствоваться лечением только отдельных людей, но уничтожать самые очаги заразы, — гнилыя и нездоровыя места, гнилыя и зловонныя ямы, гнилые и вредные источники воды или пищевые продукты. В области духовной жизни людей повторяется нечто подобное. Бывают времена, когда людей охватывает какая-то зараза — нравственное разслабление и падение веры. А где нет веры, там нет жизни; где нет веры, там нет и не может быть никакой деятельности. Где нет веры, там уныние и отчаяние, там застой, там, как в гнилой, стоячей воде, вместо жизни веет смертью, — там плесень, гниль, зловоние, т.-е. пороки, преступления, злоба, ненависть и всякая нравственная мерзость. Не будет преувеличением сказать, что таково именно переживаемое нами время, время упадка веры, время проповеди всяких разрушительных учений, время печальное и страшное, когда господствует себялюбие, когда распространяются убийства, грабежи, взаимная неприязнь, когда жить становится так трудно, подчас невыносимо. Евангельское чтение нынешняго воскреснаго дня дает нам яркое изображение того, что дает человеку вера, и что приносит ему неверие. К Иисусу Христу подошел некоторый человек и, преклоняя пред Ним колени, просил и молил об исцелении его бесноватаго больного сына, «Я приводил его», — сказал несчастный отец, — «к ученикам Твоим, и они не могли исцелить его». Господь испытал веру несчастнаго отца и сказал ему: если можешь веровать, то — «все возможно верующему». «Верую, Господи, помоги моему неверию», — так воскликнул несчастный, и тотчас же увидел и плоды веры: Спаситель исцелил сына его. После ученики приступили к Иисусу наедине и спросили: «почему мы не могли исцелить больного?» Иисус же сказал им: «по неверию вашему; ибо истинно говорю вам, если вы будете иметь веру с горчичное зерно и скажете горе сей: перейди отсюда туда, — и она перейдет, и ничего не будет невозможнаго для вас. Сей же род, т.-е. бесовский, изгоняется только молитвою и постом». Так, если бесы и темныя силы ныне захватили всю жизнь людей, то изгонит их только вера, только молитва и пост, эти сильнейшия средства к приобретению веры и вместе — ея плоды и последствия. Не удивляйтесь этому сочетанию: действительно, для получения веры нужна молитва, а для молитвы, в свою очередь, нужна вера. Таково вечное чудо человеческаго духа, и это чудо воочию совершается над каждым из нас, совершается и в отдельном человеке, и в обществах людей. Нужно уничтожить неверие, эту тяжкую болезнь духа, и возродить веру, эту вечную спасительную силу. Что же нужно сделать для этого? Чтобы знать лекарство от болезни, надобно определить самый корень болезни, ея основную причину. В чем же причина неверия? Здесь опять мы стоим пред тем же духовным чудом. Знаем, что от неверия родится грех и всякая духовная нечистота. Но вместе знаем, что именно грех и нечистота, в свою очередь, сами порождают неверие. Неправда, что неверие происходит от высокой учености, ибо истинная ученость только укрепляет веру, а не ослабляет ее, тем более ея не уничтожает. Мы знаем много людей высокоученых и вместе с тем не только верующих, но и прославленных святых и усердных служителей Церкви Божией. К неверию приводит полузнание, горделивое невежество, которое почитает себя за ученость, так что от гордости, а не от учености приходят к неверию. Далее, неправда, что неверие происходит от бедствий, страданий и лишений жизни, от людской несправедливости, ибо испытания жизни скорее укрепляют веру, а не ослабляют ее, людская же несправедливость, разочарование в людях заставляют еще более искать утешения в Боге и ожидать иной земли, новой и совершенной, новаго неба, где, по обетованию Божию, по учению Откровения, живет вечная правда. Мы знаем много людей, жизнь которых была исполнена величайших бедствий, и вместе с тем горела ярким огнем веры; вера их очищалась, как золото в горниле, укреплялась, как железо на огне; как удары молотильщика отделяют хлеб от соломы, так несчастья в таких людях отделяли в их душе все ценное, высокое, святое, и отбрасывали все ненужное, все малоценное в очах Божиих. Только людей злых несчастья могут приводить к богохульству и неверию, так что здесь действует злоба, а не страдания жизни. Причина неверия — в обоих случаях то гордость, то злоба, т.-е. грех. Сначала грех входит в душу и оскверняет ее; потом в ответ на упреки совести он внушает человеку мысль самооправдания; воспламеняя нечистое желание, грех заставляет человека гнать всякия препятствия к исполнению желаний. Препятствия же — в религии и совести. Нужно устранить то и другое, — и человеку представляется, что он свободен, что путь к наслаждению ему открыт. А желание все разгорается; грех издали представляется заманчивым; чем более препятствий, тем больше возгорается страсть, похоть, нечистое пожелание. И вот, человек внушает себе мысль, что греха нет, что все дозволено, что религия ошибается, что совесть говорит неправду. Не так ли согрешили первые люди в раю? Не повторяется ли эта история с каждым из нас? Не так ли сребролюбие постепенно пленяло душу Иуды и толкало его на предательство? Но вот грех совершен. Он обманул человека: он вовсе не дал ему никакого наслаждения; после него осталась в душе какая-то неудовлетворенность, какая-то тяжесть. И самая большая тяжесть — в упреке и голосе совести. От нея не уйдешь, не спрячешься. Она мучит душу, она указывает на ответственность перед Богом: суд, стыд, ад, наказание... И опять человек, чтобы оправдаться, чтобы облегчить себя, успокоиться, — начинает уверять себя: и Бога нет, и совести нет, и суда не будет, и вечной жизни, ада и рая нет... Это уже состояние отчаяния и безумие, о котором древний пророк-псалмопевец говорит: «рече безумен в сердце своем: несть Бог»... Если уже все общество состоит из таких безумцев, или если эти безумцы не находят отпора в людях благоразумных и верных Богу и Его закону, — то что же удивительнаго, если вся жизнь кругом наполняется преступлениями и обращается в тот невыносимый ад на земле и при жизни, котораго не хотят признать безумные неверы по смерти? Побольше молитвы, побольше благочестия, побольше христианских добродетелей, побольше духа в жизни, — и тогда ослабеет неверие, этот бес немой и глухой, этот бес тьмы и всякаго нечестия. Вера способна переставлять горы. По слову Христову, с нею ничего не будет для нас невозможнаго. Аминь.

 

Слово Священномученика Григория (Лебедева), еп. Шлиссельбургского (+1937г.) в 10-ю Неделю по Пятидесятнице

 

Братия, сегодня у нас будет слово о вере, и строгое слово. Строгое потому, что в нем Господь как бы подводит итог всем Своим призывам к человеку. Итог оказывается очень печальным. Господь правдиво и жестоко говорит о том, как род людской откликнулся на Его зов: «О, род неверный и развращенный!.. доколе буду терпеть вас?» (Мф. 17, 17). Несмотря на это, Господь не уменьшает Своих требований в отношении веры, а вводит еще новое требование, которое завершает характеристику веры как силы души. Сегодняшнее Божие слово состоит из двух частей. В первой части, в рассказе об исцелении бесноватого глухонемого, содержится наименование рода людского — “неверный и развращенный” за его глухоту к вере. Во второй части, в беседе с учениками, мы находим углубленное требование Христа к людям в отношении веры. Поэтому и наше слово назидания будет посвящено двум темам. Божие учение без устали зовет к вере и к Небесному Царству, и для подтверждения истинности Своего учения Господь творит бесчисленные чудеса. Обращение к вере сейчас же венчается дарованием благодатной силы. Но и после всех бесчисленных по вере чудотворений картина тупой, ограниченной человеческой жизни не меняется. У человека тяжко болен единственный сын. Этот человек слышал о Христе и Его чудотворениях и, испытав бесплодно все земные средства для спасения сына, он приводит сына ко Христу. Приводит, конечно, не потому, что верит во Христа, а по безвыходной нужде — он все испытал, идти больше некуда... а, может быть, поможешь... Ради «пробы», поскольку Христа среди учеников не оказалось (Он был на горе Преображения), показывает сына ученикам: вы учите чему-то новому и исцеляете, попробуйте исцелить. Это земное обращение нужды, в котором нет никакой веры. Когда к собравшейся около учеников толпе народа подходит Христос, и этот человек падает перед Ним на колени, умоляя исцелить сына, даже тогда у него нет веры. Об этом говорит сама форма обращения к Христу: “Если что можешь... помоги нам” (Мк. 9, 22). Кто глубоко верит, тот не скажет словами неверного бессилия: «Если что можешь, помоги». Господь справедливо вознегодовал — пришел человек, загнанный жизнью в тупик, знающий, что перед ним — Небо, что он призывает силу Бога, что путь к Богу — беспредельная вера — и лепечет: я показывал сына Твоим ученикам, они не помогли. Если Ты что можешь, помоги... В лице этого человека Господь обличает весь род человеческий: “О, род неверный и развращенный! доколе буду с вами? доколе буду терпеть вас?» (Мф. 17, 17). «О, род неверный! Вот Я с вами, а вы бесчувственны. Вы по-прежнему копошитесь в земле; в ней ищете утешения для себя. Вы так развращены своими земными обманами. О, род развращенный!» — вот какие жестокие слова были обращены к косному в своей слепоте отцу. Только потом, когда приоткрылись глаза ослепшей души, когда человек увидел свою обнаженность и отвернулся от нее, он с ужасом воскликнул: «Господи! Верую, верую, помоги моей нищете». Теперь он просит не о сыне, а о себе, слепом и обнаженном. Лишь тогда снисходит Бог к человеку и свершает исцеление больного (Мф. 17, 18). Братия, эти суровые слова Христа обращены и к нам. Не правда ли? Насторожитесь! Проверьте себя: есть ли в вас настроение отца, вызвавшее гнев Господа? Призывы Бога стучатся в душу нашу от самого нашего рождения. Призывы к вере, к спасению... И нас, и детей наших мучит дух зла, бросающий их и нас во все стихии земли (больной кидается «в огонь и в воду» (Мк. 9, 22). Дух зла парализует слух души и делает ее неспособной являть добро и правду («дух немой» — Мк. 9, 17). Когда мы загнаны в тупик и мечемся в поисках помощи, мы вспоминаем о Боге, властно хотим подойти к Нему. Это обращение, братия, еще не есть вера. Это обращение нужды, некуда деться. И повторяются нами слова евангельского отца: «Ведь Ты же Бог, помоги нам!» Это жалкое обращение рабской души, которая в своем ничтожестве еще посылает упрек Богу: «Что же Ты молчишь и не помогаешь? Я верую, оправдай мою веру, помоги!» Братия, признайте, что сказанное есть жуткая правда каждого дня. И как жизненно звучит до сих пор негодование Бога: «О, род неверный и развращенный!.. доколе буду терпеть вас?» Пусть это справедливое негодование Бога коснется каждого уха. Усвойте, что эти жесткие слова обращены именно к вам. Вы только без лукавства подойдите к себе и взвесьте свою веру и свое обращение к Богу. Окажется ли оно выше неверия евангельского человека? Вам известно, что вера есть прежде всего осуждение греха в себе, отрыв от греха и устремленность в стихию Бога. Из истории расслабленного вам известно, что лишь при наличии этих условий приходит Бог, освобождает от греха и ведет к царству возрождения. Наконец, незабываемое чудо спасения апостола Петра наглядно показывает, что вы сами, в своих руках, держите ключ к спасению, и если вы не выполните сами указанных условий прихода Бога, то вера ваша — пуста и ничего вам не даст. Если вы не проявите своей устремленности к Богу, Бог не может спасти, хотя бы и стоял рядом, как с апостолом Петром. Взвесьте все — есть ли у вас все условия для прихода Бога? Нет, нет, нет! О, род неверный и развращенный, запутавшийся в своих обманных путях! Это надо осознать, братия! Надо осознать, чтобы увидеть свою обнаженность, свои лохмотья души и умолять о себе: «Господи! Спаси, укрой от моей нищеты, помоги, подними как расслабленного. Дай прозреть, как слепому! Поддержи, как Петра, дай руку! Зажги веру как огонь жизни. Помоги моему неверию...» Господь милосерд. Как только отец осознал свое нищенство и ринулся в мир Бога, Бог тотчас откликнулся. Так будет и с нами. Только соблюдайте условия — осудить себя, оторваться от греха и броситься с постоянством в мир Бога так, чтобы вас не держали никакие цепи, вы бы поднялись и легко парили над стихией земли. Конечно, мы бессильны. Но Господь милостив и сегодня указывает нам средства воспитания веры-силы. Эти средства указаны во второй половине евангельского чтения — в беседе с учениками после чуда исцеления глухонемого. Когда по исцелении глухонемого ученики оказались наедине с Господом, они спросили Его, почему же они не могли исцелить больного: ведь наделил же Христос их силой исцеления? Господь отвечает, что они не могли исцелить по недостатку веры. Изумительный ответ! Как ярко он вскрывает действие веры-силы. Этим ответом Господь подтверждает, что вера как сила есть уход в мир Бога, погружение в поток Божия действа. Тогда только может исполниться то, о чем Христос сказал ученикам: «Если вы будете иметь веру с горчичное зерно и скажете горе сей: «перейди отсюда туда», и она перейдет; и ничего не будет невозможного для вас» (Мф. 17, 20). Поскольку ученики в случае с глухонемым оставались скованными законами земли, то чуда не свершилось. Они не смогли уйти в мир Бога и вызвать действие Его законов. Так как нужно было не только уйти в Божий мир, но и убрать с пути силу зла, связавшую больного, то требовалось особое напряжение веры. Господь разъясняет: для получения этого состояния требовалось упражнение, содействующее вере. Это упражнение — подвиг молитвы и поста. Вот какое назидание дает Христос! Вера-сила питается подвигом, подвигом молитвы и поста. Братия, это для нас! Требование веры как бегства от себя и погружения в мир Бога кажется нам столь необычным, что мы не знаем, как к нему и приступить. Теперь на этом пути нам указана опора, опора для освобождения из плена зла. Это — подвиг молитвы и поста. Почему так? Подвиг нужен для бодрствования души, ибо к спящим человекам приходит враг (Мф. 13, 25). Когда душа беспечна, она погружена во внешнее и свое внутреннее зло, и как она может тогда проявить осуждение зла и оторваться от него? Душа может сделать это при полном бодрствовании сознания, а последнее дается только подвигом. Кроме того, как видно из описания чуда с апостолом Петром, дело спасения требует нашей личной активности. Из истории слепых мы знаем, что вера требует не единичного порыва, а постоянной устремленности в мир Бога. Постоянство устремленности приобретается только подвигом. Почему же из всех подвигов Господь указывает именно на подвиг молитвы и поста? Вера есть перевод души в мир Бога, а что лучше всего этому способствует как не молитва, которая является беседой души с Богом, т.е. реализацией ее устремленности к Богу. Возьмем одно, но главнейшее, требование к молитве как к подвигу воспитания веры: молитва должна быть уходом от земли к Богу, включением души в надземную сферу, в простор Духа. Какая высь, братия! Чего же стоит наша обычная молитва, цепляющаяся за острия земных страстей и земных предметов? О, если б нам избегнуть греха молитвы! Если бы не нанести себе большого осуждения и не приглушить в себе веру. Убойтесь такого состояния и сделайте молитву тем, чем она должна быть — уходом к Богу. Братия, Господь открыл нам полноту веры и путь к ней — молитва. Теперь перед вами не только цель, но и намечен путь к ней. Начните с обнажения своего нищенства. Растрясите лохмотья души, прикрывающие ее наготу. Тогда молите о вере, как умолял о ней евангельский человек: «Господи! Укрой меня от моей нищеты; она, как невыносимое бремя, давит меня. Помоги, влей в меня веру, как огонь, истребляющий зло. Веру, как силу, открывающую Небо. Дай молитву как крылья, поднимающие туда... Господи, дай мне прозреть, как слепым! Дарами благодати и милосердия восставь от расслабления, как ты поднял расслабленного. Могучей Рукой Своей удержи меня от новых погружений в бездну, как ты удержал апостола Петра. И да не услышу я, Спаситель мой, слова негодования: «О, род неверный и развращенный!.. доколе буду терпеть вас?» Пусть мне зазвучит голос любви Твоей: «Маловерный! Зачем сомневаешься и колеблешься? Вера — все спасение твое». Аминь.


 Главная Назад Наверх Печать