Главная
 Расписание
 Управление
 О православии
 Проезд
 Контакты
 Фотоальбомы
 Книжная лавка
 Духовенство
 История прихода
 Сестричество
 Приходская школа
 Православный киноклуб
 Канадская епархия
 Приходской хор
 Приход Роуден
 Приход Лашин
 Церковный этикет
 Великий пост
 Пожертвования
 Дискуссионный онлайн форум
  Архив новостей
 Проповеди от Святой Пасхи до Великого поста
 
неделю четвертую Великого поста. Преподобного Иоанна Лествичника
Плотит хоть и живой, мертв для нее Иоанн был,
Здесь на земле опочив, с Богом он вечно живет
Лествищ в тридщть ступеней оставил нам в назиданье,
Путь указу я наверх, сам по ступеням взошел.


Cей, будучи шестнадцатилетним и обладая проницательным умом, принес себя в священную жертву Богу и взошел на гору Синай. Потом, по прошествии девятнадцати лет, собирается и идет поприще безмолвия в пяти верстах пути от главного храма сей палестры. И обретя уединенное место по имени Фола, соответственно названию области, проводит здесь сорок лет, распаляемый непрестанным влечением к Богу и сжигаемый огнем Божественной любви.

Он ел все, что без укорения дозволяется монашеским обетом, но весьма помалу и не досыта, и этим, полагаю, премудро сокрушал рог гордыни. Но какой ум поведает об источнике его слез? Сна же вкушал он ровно столько, чтобы от чрезмерного бдения не повредилась природа ума. А служением его были непрестанные молитвы и несравненная к Богу любовь.

Пожив богоугодно в сих подвигах и сочинив «Лествицу», оставив «слова», исполненные назидания и пользы, преподобный Иоанн достойно упокоился о Господе в году [от Рождества Христова] шестьсот третьем, оставив много иных сочинений.

Его молитвами, Боже, помилуй и спаси нас.
 
 

Беседа Блаженнейшаго Митрополита Антония (Храповицкаго), Киевскаго и Галичскаго (+1936г.) в неделю 4-ю великаго поста

 

    Православная Церковь, переживая эти священныя седьмицы великаго поста, учрежденнаго для покаяния и освящения верующих, предлагает на воскресных литургиях такия чтения из св. Евангелия и Апостола, в которых содержатся глубоко поучительныя вещи для людей, проходящих подвиг покаяния и воздержания. — Эти еваигельския чтения имеют целью не только научить верующаго истинному покаянию, но и побороть в нем все те искушения, которыя встречаются сами собою при всяком добром деле, а тем более тогда, когда человек, начиная говеть, желал бы раз навсегда развязаться со своими пороками и страстями и, очистившись исповедью и принятием св. таинств, начать новую, богоугодную жизнь. — Начать грешить очень не трудно, а отвыкать от греха — страшно тяжело. Чуть только человек решится вести богоугодную жизнь — и сейчас множество искушений предстанут ему на пути. Сначала, прежние грехи и страсти представятся ему особенно сладкими — начнет он жалеть о том, что приходится отстать от них, потом, как раздумается об этом, ему покажется, что и не прожить ему без прежних привычек, что и делать-то ему нечего будет во время досуга, если он не будет выпивать или пересуживать. Потом дальше, добрая жизнь покажется ему уж слишком тяжелой: творить милостыню — жалко, говорить всегда правду — очень уж невыгодно; побольше молиться, поститься — скучно и тяжело; словом, за какую добродетель ни возьмись: все не по силам, все мудрено. Так шепчет в человеческой душе враг нашего спасения, отнимая бодрость у того, кто пожелает жить богоугодно. Само собою разумеется, что, если человек будет останавливаться на всех этих словах и мыслях, то возьмется он за пост или за говение вяло, без усердия — и стоит только попасться какой-нибудь приманке к прежним грехам — как человек забудет свое доброе намерение, бросит молитву и пост и опять пустится в старый омут и гневит Господа Бога своими грехами по старому до тех пор, пока, опять натолкнувшись на беду, не одумается и опять не решится остановить свои страсти. Но во второй раз каяться ему еще труднее будет, потому что грехи его еще больше им одолели, силы у него меньше и, если он опять приступит к покаянию так-же вяло и с сомнением да оглядками, как первый раз, то опять ослабеет, опять вернется к прежней жизни, да еще начнет роптать на Господа Бога, что Он не хотел исцелить его душевныя болезни и избавить его от грехов. А потом, погружаясь все глубже и глубже в пучину страстей и пороков, человек до того подпадает под их власть, под власть диавола, что ему уже кажется, будто Сам Господь теперь не может его избавить от этого тяжелаго рабства — и злое отчаяние входит в его душу, то самое отчаяние, которое испытывал Иуда предатель, думая, что уже сам милосердный Господь Иисус его не простит. — Видите-ли, братие, какая ужасная участь грозит нам, если мы приступаем к св. говению, или вообще к доброй жизни с сомнением, без надлежащей веры в то, что Господь может и простить всякий грех и помочь нам избавиться от самых ужасных и неотвязных пороков. — Вот сегодняшнее евангелие, читанное за обедней, и поучает нас веровать во всесильную помощь Божию. Вслушайтесь-же в него внимательно, подумайте о нем особенно те, которые — сохрани Боже — бывали иногда близки к отчаянию, которые уже теряют надежду избавиться от греховных привычек. — После того, как Господь Иисус Христос преобразился на горе Фаворской пред Своими учениками, показав им Свою Божественную славу, Он сошел с горы и увидел, что те из Его учеников, которые оставались внизу, спорят с народом и Он спросил: о чем Вы спорите. (Марк. IX, 17—31). Один из народа сказал Ему в ответ: Учитель! Я привел к тебе сына моего, одержимаго духом немым. 18. Где ни схватывает его, повергает его на землю, и он испускает пену и скрежещет зубами своими и цепенеет. Говорил я ученикам Твоим, чтобы они изгнали его; и они не могли. 19. Отвечая ему, Иисус сказал: о род неверный! доколе буду с вами? доколе буду терпеть вас? приведите его ко Мне. 20. И привели его к Нему. Как скоро бесноватый увидел Его, дух сотряс его; он упал на землю, и валялся, испуская пену. 21. И спросил Иисус отца его: как давно это сделалось с ним? Он сказал: с детства. 22. И многократно дух бросал его и в огонь, и в воду, чтобы погубить его: но, если что можешь, сжалься над нами, и помоги нам. 23. Иисус сказал ему: если сколько-нибудь можешь веровать; все возможно верующему. 24. И тотчас отец отрока воскликнул со слезами: верую, Господи! помоги моему неверию. 25. Иисус, видя, что сбегается народ, запретил духу нечистому, сказав ему: дух немой и глухой! Я повелеваю тебе: выйди из него и впредь не входи в него. 26. И, воскликнув и сильно сотрясши его, вышел: и он сделался как мертвый, так что многие говорили: он умер. 27. Но Иисус, взяв его за руку, поднял его, и он встал. — Остановимся пока: подумаем о том, что прочитано. Сильно овладел бес этим мальчиком; с самаго рождения бедное дитя было в полной его власти; оно не могло даже молиться, не могло само попросить милосердия к себе у благаго Учителя Иисуса. Просил за него отец: но как просил: не вполне даже доверяя силе Господа? Он только сознавал свое безсилие, свое маловерие и, вместе с просьбой о милосердии, просил прежде укрепить его веру. И что-же? Господь сжалился над его слезами, сжалился над несчастным мальчиком и властно изгнал беса из отрока и освободил его от страшной муки... Братие! велика сила нашего Спасителя — Сына Божия: Ему поклоняются и повинуются силы небесныя, Его имени одного трепещут бесы; Он есть — Слово Божие, Которым создан весь необъятный мир! Велика Его сила — еще больше Его милосердие к людям. Он ради нас претерпел уничижение на земле и принял позорную, ужасную смерть, от тех, кого Сам создал из праха земного. Неужели-же, братие, Он Всемогущий и Всеблагий не поможет и нам, когда мы, удрученные скорбями и грехами, падем пред Его пречистым Ликом и будем просить прощения наших грехов и благодатной помощи для богоугодной жизни! Ведь Он затем и страдал, чтобы облегчить всем путь ко спасению. Ужели-же Он оттолкнет грешника, со слезами просящаго помощи во спасение? Итак, христианин! как-бы ни были тяжки твои грехи, как бы ни трудно тебе казалось от них избавиться — вспомни об этом отроке, который был хуже тебя под властью сатаны — и одно слово Христа Спасителя освободило его от этого рабства ради моления его отца. — Может быть ты скажешь: тогда было другое время: Иисус Христос был на земле, ближе к людям и потому скорее давал им помощь. Это не правда: Господь всегда близок к нам: о Нем мы движемся и живем; Он теперь, после Своего страдания, смерти и воскресения еше ближе к сердцу человеческому, чем в бытность Свою на земле. Это подтвердил Он Своими собственными словами. Прощаясь с учениками, Он говорил: Я не оставлю вас сирыми, но приду к вам. Лучше вам, чтобы Я теперь ушел (от земли), потому что, если Я не пойду, то Утешитель (Дух Св.) не придет к вам, а если Я уйду, то пошлю Его к вам... И если кто Меня любит, того будет любить Отец Мой и Мы придем к нему и обитель у него сотворим. — Итак, братие, Господь к каждому из нас так-же близок, как Он был близок ко всем требовавшим Его помощи в бытность Его на земле. Поэтому не сомневайся прибегать к Его милосердию, как-бы ни тяжки были твои грехи, как-ни жестоко овладел диавол твоим сердцем. Господь изгонит из него все пороки и страсти, как изгнал их из того отрока, лишь-бы ты сам не предавался им добровольно, сам бы не призывал беса в свою душу, но дал бы себе твердый зарок впредь бороться со всякими соблазнами. А как с ними бороться, этому научает нас конец сегодняшняго евангельск. чтения. Когда И. Христос исцелил его, то (28) ученики спрашивали Его наедине: почему мы не могли изгнать его (беса)? 29. И сказал им: сей род не может выйти иначе, как от молитвы и поста. 30. Вышедши оттуда, проходили чрез Галилею и Он не хотел, чтобы кто узнал Его. 31. Ибо учил Своих учеников и говорил им, что Сын человеческий предан будет в руки человеческия, и убиют Его, и по убиении, в третий день воскреснет. Таким образом Спаситель указал два средства для борьбы с бесом и с грехами: молитва и пост. Разсмотрим, братие, значение этих спасительных средств повнимательнее, потому что ныне многие легкомысленно относятся к молитве и к посту, да еще говорят, что Христос Спаситель никогда не устанавливал постов и не велел помногу молиться. Стоит пожалеть этих людей: они решаются разсуждать об евангелии, очевидно, совершено не читая и не помня его. Господь не только заповедал с полною ясностью молиться и поститься, но и научил нас, как именно следует заниматься этими св. делами. Он говорил, что, "когда поститесь, то не будьте унылы,... чтобы показаться людям постящимися... но помажь голову твою и умой лице твое, чтобы явиться постящимся не пред людьми, но пред Отцем твоим, Который втайне, и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно". Если Господь обещает за пост награду от Отца небеснаго, стало быть Он считал его за дело святое. — Только надо и то разуметь, что Он не назовет постящимся человека, который в пост ест еще больше, чем в мясоед, только без мяса, да напивается вином; такой человек постится не пред Отцем небесным, а пред своим собственным заблуждением. А ведь какая польза душе от воздержания в пище, какую свободу чувствует человек от всяких плотских пожеланий! Но ведь пост по христианскому учению не в одной пище и кто только отказывает себе в пище, а ведет такую-же жизнь, как всегда, тот пусть не думает, что он постился: истинно постящийся христианин должен посвящать это время на обсуждение своих поступков, на чтение свящ. книг, на безмолвие и сосредоточенность, а паче всего — на молитву: пост без молитвы — и не пост. Так вот теперь иные говорят, что И. Христос велел молиться не помногу, потому что не в многословии спасение. Правда Он говорил: "молясь не говорите лишняго, как язычники, ибо они думают, что в многословии своем будут услышаны". Что значит, братие: "не говорите лишняго", а то, что не следует повторять слов молитвы, не молясь в сердце. Вот язычники думают, что им довольно языком проболтать побольше слов, или даже написать молитву на ремень, а потом намотать на катушку и потом развертывать его, не читая — так для их богов, это все равно, что молиться. Вот такую-то молитву и осуждает Господь, а о том, что следует постоянно молиться: Он ясно указал в притчах — вот, говорил Он, придет кто-нибудь к другу своему в полночь и начнет будить его, прося хлеба взаймы, чтобы угостить гостя. Лк. XI. 7. А тот изнутри скажет ему в ответ: не безпокой меня, двери уже заперты и дети мои со мною на постеле, не могу встать и дать тебе. 8. Если-же, говорю вам, он не встанет и не даст ему по дружбе с ним, то по неотступности его, встав, даст ему, сколько просит. 9. И Я скажу вам: просите, и дано будет вам, ищите и найдете; стучите, и отворят вам. Из этой притчи мы видим, что Господь учит нас молиться неотступно, умолять Бога о помощи неустанно, пока не получим просимаго. Не Богу, а тебе для размягчения сердца сие нужно. — И святая молитва, соединенная с постом, т. е. с воздержанием на лишния слова, на пищу и питье, далеко отгонит от тебя злыя страсти и пороки. Но вот иной скажет: я бы рад молиться и поститься, но для чего непременно поститься всем вместе в определенные дни года — не лучше-ли предоставить каждому молиться и поститься тогда, когда у него расположение явится, а не поневоле — ведь, И. Христос не установил, в какие именно дни надобно поститься. Дней-то Он, разумеется, не установил, скажем мы, потому что один пост устроен в память Его смерти, другой в честь Успения Пресвятыя Богородицы, третий в честь подвигов св. Апостолов; стало-быть, все события, в память которых устроены посты, были после земной жизни Спасителя. Поэтому Он, конечно, и не мог установить в память их постов — их установила св. Церковь, о которой Спаситель сказал, что ослушавшийся ея будет как язычник и мытарь. — А что до того, чтобы поститься лучше каждому, когда кто надумает, то так могут говорить люди, у которых охладела любовь к ближним. Ведь сыны св. Церкви не чужие друг другу — они предназначены все для одного общаго дела — создания взаимнаго спасения, так-что всякое доброе дело одного передается и другим и любовь каждаго христианина призывает милость Божию и на всех его братий. Если бы мы любили друг друга по заповеди Божьей, то мы бы не только не тяготились общим делом поста, но утешались и укреплялись духом сами, видя, напр., как с чистаго понедельника все добрые люди, как одна рать, пошли на битву с грехом и страстями. Не Господь-ли обещал быть посреде двоих или троих, собравшихся во имя Его? А когда целые приходы, целые города, целые народы — одним словом — вся вселенская церковь призывает в покаянии Его св. имя — разве Он не дарует всякому верующему сугубую благодать прощения. Говорят, что на людях и смерть красна — так неужели-же не будет красно такое св. дело, как спасение души вместе со всеми православными? — Еще говорят третьи: мы бы и молились и постились, но не можем понять, как это, если я виноват пред Богом, то молитва к Сыну Его может изгладить мою вину? ведь зло сделано — грех вопиет от земли на небо — я достоин возмездия, кары от всеправеднаго Судии — и вот гогорят, что только молись Спасителю — и тебе простится, будто ты и не согрешил. Как-же, спрашивают, заслуги Спасителя могут вмениться мне в праведность? Этой тайне поучает нас послезавтрашний праздник. — С сегодняшней вечерни, братие, началось предпразднество Благовещению Пресвятой Богородицы, когда Церковь празднует великое событие, состоявшее в том, что Сам Бог, Сын Божий, сделался человеком, вселившись во утробу девы, чтобы родиться от нея чрез установленное время. Видите-ли, человек создан безгрешным, но свободным, чтобы жить праведно или неправедно, потому что без свободы какая-же может быть праведность; ведь не похвалишь машину за то, что шибко едет, потому что знаешь, что она едет не сама по  себе, не свободно, а потому, что ее так устроили, — равно и  первый человек: чтобы преуспевать ему в праведности, он должен был от себя ее исполнять, быть свободным; вот он, имея свободу, направил ее не к добру, а ко злу, т. е. согрешил и своим грехом отпал от блаженной райской жизни и внес в земную жизнь все то зло, все беды и скорби, которыя мы встречаем здесь. Он, стало быть, своею греховностью заразил всю землю и всех людей, которые от него рождались, а те, кроме наследственнаго греха, грешили и сами по своей воле, и так вовсе подпали под власть сатаны и навлекли на себя все кары Божия. — В такой тяжелой скорби люди стали просить у Господа Искупителя, какого-либо Небеснаго Посланника, Который загладил-бы вину человечества пред Богом Своими страданиями. Но кто-бы мог сделать это? Ведь ни один человек не мог своею праведностью загладить греховность всех, да еще ведь всякий человек рождался в грехе сам; а ведь между тем, кроме человека никто и не мог искупить человечества, потому что ведь заслуга Ангела не была бы вменена человечеству: кто согрешил, кто виновен — тот и отвечай. — Но премудрость и всеблагость Господня от века разрешила сею неразгаданную людьми тайну. Сам Бог, Второе Лицо Св. Троицы, Сын Божий благоволил соделаться человеком, не чрез греховное рождение, каким рождались люди, но без греха, От чистой Девы, без мужа, безсеменно. Он принял в Себя естество человеческое, и затем, не сотворив Сам ни единаго греха, благоволил взять на Себя вину всего человечества и страшными муками душевными и телесными, такими муками, в которыя сложились все вины, все грехи всех людей, начиная с самых лютых грешников, Он удовлетворил правду Божию, искупил род человеческий от греха, проклятия и вечной смерти, примирив его с Богом. Как Адамов грех перешел на всех сынов Его, так, стало-быть, ныне праведность Господа нашего Иисуса Христа подается всем, которые соединились Его телу, т. е. св. Церкви, или обществу людей, учрежденному Христом на земле. Мы, братия, с Господом Иисусом едино и потому Он может своею праведностью очищать и прощать нас, как голова своим разумом направляет разумно все прочие члены тела. Вот почему чрез милость Господа Иисуса мы можем получить прощение нашим грехам: за них Он претерпел лютую смерть и потому теперь может даровать жизнь нам грешным. Чтобы вам яснее понять, как это Христов подвиг крестный может замещать нашу праведность и искупать наши грехи — возьмем такой пример. У одного почтеннаго человека был сын, которому отец поручил свое хозяйство на год, обещая ему по истечении срока великую награду. Но сын его, предавшись пьянству, попал в драку и его совсем изувечили, переломав ему руки и ноги, так-что он вовсе почти перестал годиться в работники. Тут-то сын раскаялся и со слезами просил прощения у своего отца — и что-же? Отец стал лечить его раны, а все работы по хозяйству взял на себя, предоставив сыну только такия небольшия дела, которыя тот мог кое-как исправить даже больной, а когда сын что-нибудь портил не по вине, а по безсилию, то отец поправлял работу. И при этом отец обещал, что, если сын справит эти дела, как следует и своею воздержностью и осторожностью успеет вылечиться, то он получит через год ту великую награду, которую отец обещал ему до болезни. — Видите-ли — Отец, это наш Спаситель, И. Христос. Человек, как тот непокорный сын, сроднился с грехом и грех, одолев его, изувечил его душу, заразив ее страстями, так-что люди, как тот сын — калека, уже не могли исполнять возложенный на них подвиг, не могли и искупить своей первой вины, — все это Господь И. Христос, как Отец чадолюбивый, взял на Себя и Своею праведностью и Своим крестным подвигом исполнил все то, что должны были претерпеть люди. Он их излечивает Своею благодатию и свящ. таинствами от грехов, как тот отец своего сына от увечья, и помогает им невидимо в той небольшой работе, которая возложена на них, которая состоит в том, чтобы употреблять в дело те благодатныя средства, какия нам даются от Бога, а если наша греховность и тут что-нибудь испортит, то Христос Бог, всегда сущий с тобою и здесь, как пестун, руководит тобою чрез твоего Ангела Хранителя, так-что от тебя требуется только одно, — чтобы ты повиновался Ему, повиновался тому легкому бремени Христову, которое осталось на тебе — с тем, чтобы по истечении этой земной жизни получить тебе ту-же великую награду, которая заслужена подвигом Христовым, а тебе дается лишь по Его безконечной милости. — Так вот каким образом Господь Иисус Христос может исправлять твои ошибки и прощать твои грехи. Вот почему Он, призывая к Себе людей, обещая дать им покой, и говорит: приидите ко Мне вси труждающиеся и обремененнии, и Аз упокою вы; возьмите иго Мое на себе и обрящете покой душам вашим. Иго-бо Мое благо и бремя Мое легко есть (Мф, XI. 28—30). — Видите-ли, братие, какое утешение, какую благодать в подвиге предлагает нам Христос Спаситель, призывая всех принять участие в Его благих дарах, дарованных нам не за наши добродетели, а за Его земной подвиг, начало Котораго празднуется в светлый день Благовещения. — Поэтому старайтесь чаще и внимательнее вдумываться в тайну искупления, вчитываясь в священныя строки Евангелия — особенно в те Его главы, где описываются крестныя страдания и смерть Господа Иисуса. Делайте это особенно в те минуты, когда грехи ваши подавляют вашу совесть настолько, что диавол начинает вам нашептывать, будто никто, ни даже Сам Бог не может очистить ваши беззакония. — Вообще, братие, всякий грамотный должен иметь св. евангелие и читать его, потому что только в нем во всей полноте указан путь спасения, "испытывайте, что благоугодно Богу — сказано в сегодняшнем Апостоле — дорожа временем, ибо дни лукавы; и так не будьте неразсудительны, но познавайте, что есть воля Божия" (Ефес. V. 10. 16. 17). И не только в минуты сомнений и горя думайте о спасении и прибегайте к чтению свящ. Писания и св. отец, как это обыкновенно бывает, что если гром не грянет, то мужик, и не перекрестится, но и в радости опять к Богу возводите свои мысли, потому что Он дает нам радость по Своей милости, а не по нашим заслугам. Вот в сегодняшнем Апостоле и сказано, что в радости: не упивайтеся вином, от котораго бывает распутство, но исполняйтесь Духом, назидая самих себя псалмами, и славословиями, и песнопениями духовными, поя и воспевая в сердцах ваших Господу" — В самом деле, братие, послушайтесь хотя для опыта сперва слов Апостола, чем во время досуга предаваться разгулу — возьмите хоть раза три священную книжку — хоть житие какого-нибудь угодника, — а потом так вам понравится это занятие, что будете жалеть лишь о том, что давно не догадались приняться за такое приятное и святое дело. Эти книжки легко достать за медную деньгу вот в нашей лаврской лавочке, а польза от них великая: в них указано свят. отцами все, нужное для спасения. Вот в сегодняшней беседе мы, по мере сил, постарались изложить вам, как следует бороться с унынием и отчаянием, а у св. отцев указан весь путь спасения, как на картинке. Напр., сегодня, в пятую неделю поста, празднуется преп. Иоанну Лествичнику. Этот св. отец, подвизавшийся 75-лет на горе Синайской, дал наставления о всем порядке спасения, научая нас восходить до святости, как бы на лестницу, по тридцати добродетелям или ступеням, из которых первая — отречение от жития мирскаго, т. е. от следования похотям и страстям своим, а последняя — союз веры, и надежды, и любви, приводящий подвижника к Богу. Отсюда, братие, нам следует уразуметь, что, принявшись за подвиг покаяния, мы, если и исполним его, т. е. и получим от Господа прощение грехов и благодатную помощь, то наша задача еще не окончена, то еще нельзя успокоиться и предаться безпечности в уверенности, что мы уже достигли спасения души: нет, спасение даруется подвизавшемуся до конца дней, а подвиг, т. е. святая жизнь, не ограничивается одним раскаянием во грехах — он только начинается с этого, а сам состоит в постепенном усвоении себе при помощи божественной благодати всех христианских добродетелей, а это дело не скорое: ведь сразу не научишься и обыкновенному делу; — говорят, не учась и лапти не сплетешь, так тем более, самому важному делу в человеческой жизни, т. е. угождению Богу во всем — нужно научаться и усовершаться в этом до самого гроба; эту истину должны усвоить себе особенно начинающие говеть, потому что ведь и покаяние имеет смысл лишь в связи с намерением, твердым и непоколебимым намерением — исправить свою жизнь и посвятить главную работу своей души на то, чтобы прочее время живота своего скончати в исполнении заповедей Божиих, которыя велят нам стремиться к полному совершенству и богоподобию. И вот для этой цели, братие, читайте святоотеческия наставления о праведной жизни, напр., книжки Димитрия Ростовскаго и св. Тихона Задонскаго, которые для всех доступны и понятны не только, как учители, но и как благий пример, размышляя о котором, по слову Апостола Павла: свергнем с себя всякое бремя и запинающий нас грех и с терпением будем проходить предлежащее нам поприще, взирая на Начальника веры и Совершителя Иисуса (Евр. XII, 1—2). Аминь.

 

Произнесена в С. П-б. Казанском соборе в 1887 г.    

 

 

Слово Митрополита Питирима (Нечаева), Волоколамскаго и Юрьевскаго (+2003г.) в неделю 4-ю Великаго поста

 

ПОКАЯНИЕ СЕРДЦА

Во имя Отца и Сына и Святого Духа! Я хочу привлечь ваше внимание, потому что потребуется участие и вашей мысли в том, о чем я буду говорить, — о повествовании Евангелия от Марка, которое прочитали сегодня за литургией (Мк 9, 17-31). И не просто надо было выслушать его, а внимательно вникнуть в смысл происходившего и сказанного.

К Господу Иисусу Христу подошел взволнованный отец и говорит о том, что сын его с детских лет страдает тяжким недугом, который сейчас врачи назвали бы эпилепсией, ибо многократно в любом месте днем и ночью схватывает этот недуг его сына, бросает оземь, он цепенеет, судорога сотрясает его тело, пена течет из уст, и он, простите, корчится в страшных мучениях. Евангелист Марк определяет, что этим юношей обладал бес немой. И Христос подтверждает это, говоря: дух немой и глухой! Я повелеваю тебе, выйди из него и впредь не входи в него (Мк 9, 25). И вот страшная судорога потрясла тело юноши, и он был как мертвый, так что многие говорили, что он мертв. Но он встал и был здоров.

Это настолько потрясло учеников и всех окружающих, что потом между учениками и Господом Иисусом Христом состоялся отдельный разговор об этом. Ведь вспомните, сколько чудес сотворил Господь Иисус Христос: воскресил дочь Иаира, воскресил сына вдовы Наинской, без числа, невозможно было перечислить, скольких людей Он исцелил и поднял от одра болезни, очистил от проказы, изгнал бесов. Но именно после этого исцеления ученики спрашивают у Господа, наедине с Ним: почему мы не могли изгнать его? (Мк 9, 28). И вот Христос и говорит знаменательные слова:сей род не может выйти иначе, как от молитвы и поста (Мк 9, 29). Значит, исцелить прокаженного легче, чем исцелить бесноватого немого; значит, воскресить умершего легче, чем воскресить бесноватого немого.

Так вот, братья и сестры, отцы возлюбленные, подумайте, какой глубокий смысл таится в этих повествованиях, в этих словах Христовых. Наш отечественный подвижник святитель Тихон Задонский говорит, что малый член тела — язык, но великие пакости делает. А древние отцы золотого века, византийские богословы, говорили, что легче укротить дикого зверя, нежели обуздать язык человеческий. И сказано в Писании: языком своим оправдаешься, языком своим осудишься; за единое только слово напрасное будешь осужден в день суда (см.: Мф 12, 36-37); слово гнилое да не изойдет из уст ваших (Еф 4, 29). Вы посмотрите, сколь единомысленно все Писание в этом направлении. И мы сейчас говорим об этом часто, и люди светские непрестанно повторяют: вначале было Слово. Это великий дар Божий.

Чем отличается человек от природных других явлений, от мира животных и мира растений? Вы приведете мне много признаков, и вы будете правы, но главное отличие — это та духовная жизнь, которая выражается через слово. И вот поэтому, братья и сестры, сегодня, в дни святого Великого поста, когда вспоминаем мы двух великих подвижников благочестия и духовного подвига — преподобного Иоанна Лествичника и преподобного Симеона Нового Богослова (о первом мы знаем более, чем о втором), нам уместно и сказать сейчас о том, что есть наше поведение в области слова.

В одной из деятельных глав, то есть глав практических, необходимых для подвижников, следующих его наставлениям, святой Иоанн Лествичник говорит: злословие — это внутренний тайный недуг и скрытая пиявка в сердце, недуг, который рождается от ненависти и злопамятства. Вот это я и делаю главною мыслью своей небольшой к вам речи. Тот же Иоанн Лествичник, глубокий знаток человеческой души и подвига аскетизма, производит все движения души человеческой, дурные и хорошие, из внутреннего мира человека, различая «матерь» и «дщери», то есть источник и последствия. И вот то, что у нас в быту, в повседневной жизни, является постоянным нашим недугом, что расторгает союз людей, что сталкивает друзей, что производит бесчисленное множество врагов — неудержаиие языка, наше злословие, злоречие, необдуманная фраза, вылетевшее из уст слово, оказывается, имеют глубокий корень в сердце: ненависть и злопамятство. И этот недуг, как тайный яд, как пиявка, сосет и уничтожает человека. Не противнику своему мы наносим вред своим злым словом, оскорбляющим его, не его недостатки обнаруживаем мы своей критикой, нет! Мы разрушаем свое собственное сердце, потому что тайный яд приобретает материализацию, потому что пиявка, которая сосет наше сердце, она прежде всего удовлетворяет свою жажду теми чувствами, которые гнездятся внутри человека.

Вот почему, братья и сестры, мы в дни поста так часто говорили: дух праздности, празднословия не даждь ми. И не дай мне осуждать брата моего, потому что не ему мы наносим вред, а разрушаем самих себя; что же нам делать после этого, братья и сестры? Мы очень часто беремся за корень, забывая, что остаются пышными, заметными для всех листья. Мы иногда обрубаем эти листья, ветви, оставляя в глубине души своей глубокий корень. Вот поэтому время поста и дается нам для того, чтобы различить внутренний мир свой собственный, погрузиться в глубину своего сердца отсечением многих праздных, ненужных мыслей и чувств, погружающих нас в суету отвлечений и развлечений, иметь возможность в тишине заглянуть в свое сердце.

Есть древний образ — образ, использованный многократно подвижниками благочестия. Этот образ говорит о том, что в мутной воде не отражается солнце; на взметенной поверхности воды не отражается солнце; даже из-за легкого дуновения ветра, которое производит рябь на воде, не отражается солнце; и через стекло запыленное не проходит солнечный луч. Значит, прежде всего, время поста дается нам для того, чтобы очистить свой помысл, свое духовное зрение, свое око, установить тишину в своем сердце, чтобы в нем, очищенном внешне и успокоенном внутренне, отразился свет Христов, который мы многократно вспоминаем в дни Великого поста, когда выносят свечу из царских врат и произносят слова: «Свет Христов просвещает всех» (ср.: Ин 1, 9).

Пусть же этот свет Христов дойдет до нашего сердца, очищенного покаянием, сердца, успокоенного внутренним зрением, и тогда, обнаружив, что в нем где-то еще гнездится тайная пиявка, сосущая нашу духовную жизнь, где-то хранится яд ненависти, мы постараемся вычистить глубину нашей души. И тогда не будет у нас ни злословия, ни злоречия, тогда каждому мы скажем «друг мой» и «брат мой», утешим его добрым словом и, прежде всего, будем созидать его мир и мир своей души.

Вспомним преподобного Серафима (Дивеевская обитель открывается сегодня), вспомним его слова, когда он встречал приходящего к нему словами пасхальной радости: «Христос воскресе!» Мы ждем этого светлого праздника. Мы тоже хотим воскликнуть: «Христос воскресе!» — чтобы Господь отразился в нашем просвещенном сердце. Так пусть же в оставшиеся дни святого поста очистится наше сердце и уйдет из него весь яд и все дурное, что разрушает нас самих, а, созидая себя, поможем и ближним своим. Аминь.

Покровский храм, Московской Духовной академии.

12/25 марта 1990 г.

Поучение Протоиерея Валентина (Амфитеатрова) (+1908г.) в четвертую неделю Великого Поста

                     О значении Великого поста

 

          По милости Божией провели мы уже целых четыре недели поста. Стоим уже за чертой его преполовения. "Еще и еще немного усилий, три недели, двадцать одни сутки — и ваша цель достигнута",— утешает, воодушевляет и ободряет Мать наша Церковь, сопровождающая нас во все святые сорок семь дней.

          Но утомленные пловцы соскучились в своем путешествии. Они стремятся скорее выйти на берег; им дни кажутся неделями. Нетерпение вызывает ропот. Ропот рождает зависть. К кому? К непостящимся. Те, как и были, остаются при своих привычках; у них дни идут поочередно. Солнце встает и заходит, находя их телесно насыщенными, в чувствах не возбужденными. А постящиеся раздражены: оглядываются на пройденное поприще поста, сомневаются, возражают.

          Неоднократно даже мы слышали из нескольких уст то жалобы, то рассуждения, то любопытные вопросы в таком роде: "Зачем вообще посты? Зачем пред светлым днем великой радости Воскресения Христова установлен такой длинный, суровый и строжайший пост? В праздник Воскресения Христова Церковь не только благословляет и разрешает, но повелевает радоваться. Великопостное же долгое сетование и говение может нас даже отучить от жизнерадостности, а воздержание — истощить наши телесные силы, омрачить наше чело и, может быть, великопостная печаль обратится в привычку..." Вот какое оружие выставляют люди, раздраженные воздержанием, пощением и говением во дни св. Четыредесятницы. Отвечаем на возражения о значении Великого поста к общему успокоению, назиданию и ободрению в вере.

          Пост пред Пасхой — самый древний в нашей Церкви. Его учредили апостолы, наши первые наставники и учителя. Раз, при жизни Спасителя, они слышали от Него беседу с фарисеями, которые укоряли Его тем, что ученики Его не постятся. Спаситель в этой беседе доказал, что для учеников Его не настало время поста: "Когда отнимется от них Жених, тогда они будут и должны поститься" (Мк. 2; 20, Лк. 5; 35). И вот ужасное это время настало. Пред самой Пасхой у них отнят был Жених, утешение и отрада их душ. Ученики вспомнили о заповеди Спасителя, а затем, по пламенно любящему чувству своего сердца, наложили на себя пост и заповедали всем христианам всех веков и народов в это время поститься.

          Этот пост не был только одним воздержанием в яствах и питиях. Он был соединен с покаянием. Апостолы не желали позабыть о том, как во время страданий Господа все они оставили Его, а старейший из них даже троекратно отрекся от Него... Живое воспоминание страданий и крестной смерти Сына Божия вызывало у них грусть, страх и ужас.

          Если Страсти Христовы у апостолов вызывали чувства скорби и сокрушения, то тем более должны быть эти чувства у нас, грешных. Раскроем свою совесть, вспомним свою жизнь. О, как мы оскорбили Господа, как мы Его прогневали! У апостолов отняли Спасителя, а мы сами Его отринули своей неподобной жизнью, нехристианской, своими грубыми пороками, своими бесстыдными сомнениями, своей неверностью.

          Вспомним, что мы все заповеди Божий нарушили. И как нарушили? Нарушили гордо, беззаботно, самоуверенно. Если в ком не оскудели, не иссякли чувства благодарности и понимания, тому ясно, что нам нужен пост более, нежели был он нужен апостолам и другим угодникам Божиим. Апостолы были только раз или несколько раз прегрешившие; мы же грешим изо дня в день, в течение многих и долгих лет.

          Для чего же Церковь установила сорокадневный пост, продолжающийся от понедельника первой седмицы до субботы Лазаревой? Сорокадневный пост напоминает нам о посте Спасителя в пустыне. Занимает он время перед Пасхой потому, что пост Спасителя был вскоре после Крещения Господня. Это во-первых; а во-вторых, потому, что Церковь длинным постом старается подготовить христиан к торжеству праздника Светлого Воскресения.

          Как Господь наш Иисус Христос вошел в Свою славу долгим путем смирения, нужды и подвигов, так и христиане как Его ученики должны пройти подобный путь. Как Господь наш начал Свое служение постом в пустыне и кончил его крестными страданиями, так и мы должны пройти за Иисусом Христом весь Его путь, по Его заповеди: если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною (Мф. 16; 24, Мк. 8; 34, Лк. 9; 23). Как Господь сорокадневным постом победил врага-искусителя, так и мы, подражая Ему, можем научиться побеждать свои дурные наклонности, свои вредные страсти.

          Есть предание, что наши прародители пробыли в раю до своего падения сорок дней. В это время враг-искуситель соблазнил их на непослушание, лишил их заповеданного воздержания. Они пали, но мы, по благодати Божией, не только можем, но и обязаны победить диавола. Наша победа не может быть иначе, как под единственным условием: если мы сораспнемся Христу. Если мы духовно умрем со Христом, то с Ним и воскреснем: с Ним,— говорит апостол Павел,— страдаем, чтобы с Ним и прославиться (Рим. 8; 17); если мы с Ним умерли, то с Ним и оживем; если терпим, то с Ним и царствовать будем (2 Тим. 2; 11—12). Итак, вот причины, почему Церковь установила сорокадневный пост.

          Уяснив два вопроса, отвечаем коротко и на третий. Длинный пост и долгое воздержание не отучают нас радоваться Воскресению Христову, но научат благоразумно пользоваться дарами Божьими. Пост научит нас не ко злу, а к добру направлять наши чувства, во всем наблюдать меру, не забывать о том, чего нам стоило покаяние и великопостное говение. Мы знаем по своему горькому опыту: если хорошо проведен Великий пост, то светлым и святым будет наше празднование Святой Пасхи. Раз человек нашел царство небесное, он его не променяет ни на что земное. Пост же есть не иное что, как искание царства Божия. "Ищите,— говорил Иисус Христос,— царства Божия" (Мф. 6; 33). Ибо царствие Божие не пища и питие, но праведность и мир и радость во Святом Духе (Рим. 14; 17).

          Итак, не ропщите и не унывайте, постящиеся. Слава Богу, мы переплыли уже более половины пути; день-другой — и перед нами будет виден берег. В эту неделю услышим, как Церковь за нас будет молиться: "Господи, не погуби их до конца, но помилуй и спаси их". Будем слышать, как она будет молить и Невесту Неневестную, Воеводу Победительную, Пречистую Богородицу, руководить нас во спасение. А там — воспоминание славного входа Христова с вербами; а там — дни Страстей; а там — славное, Святое Воскресение. "Господи, не предаждь нас до конца!" Введи нас молитвенным постом и подвигом в славные дни Христовой Пасхи — Пасхи вечной. Аминь!

 

Слово Митрополита Николая (Ярушевича), Крутицкаго и Коломенскаго (+1961г.) в неделю четвертую Великаго поста

 

     Преподобне отче Иоанне, моли Бога о нас.

          Почему, дорогие мои, я начинаю свое слово, обращенное к вам, с этого нашего молитвенного воздыхания к преподобному Иоанну? И кого мы просим молить Бога о нас?

В конце V века к воротам Синайского монастыря (он существует и сейчас на Синайском полуострове в Египте) подходил юноша шестнадцати лет. Мы не знаем, кто были его родители,— об этом не сохранила памяти история. Нам известно, что, несмотря на свой юный возраст, этот юноша был очень по тому времени образован; знал, кроме родного, другие языки. И вот он постучал в ворота монастыря. Когда игумен его спросил: зачем он сюда пришел? — он ответил: «Желаю жития иноческого». И остался в Синайском монастыре этот шестнадцатилетний юноша. На двадцатом году своей жизни он принял монашество с именем Иоанна, с тем именем, с которым и прославляется ныне, как преподобный Иоанн Лествичник.

          Девятнадцать лет он пробыл в послушании у старца Мартирия. Он был прост в обращении со своими собратьями, по своему смирению ни в чем не обнаруживал своего превосходства в образовании и был во всем послушен своему старцу. Как говорит его житие, «он, казалось, не имел своей воли, отказался от нее и был в полном послушании у старца». И за эти девятнадцать лет иноческого жития он уже воссиял смирением, чистотой, любовью и своей молитвенностью.

Когда старец его отошел ко Господу, Иоанн — будущий светильник Православия — испросил у игумена благословения уйти в уединение в отдаленную часть пустыни. И, получив это благословение, желая остаться наедине с Господом, он ушел в пустыню и пробыл в ней 40 лет.

          Его жизнь — это почти непрерывная молитва и покаяние. Как говорит его житие, «слезы, почти не переставая, лились из его очей». Он молился не только о своей душе: как и все праведные люди, он молился о всех грешниках, о всех людях, обо всем мире. И плакал не только о своих грехах, плакал обо всех грешниках, идущих в погибель вечную.

          Его изредка навещала братия. Он беседовал с ними на духовные темы, поддерживал дух немощных и, приобретя к тому времени достаточный духовный опыт, научал братьев своих духовной жизни.

          Здесь в течение 40 лет преподобный Иоанн подвизался в молитве, посте и покаянии, а нередко и в безмолвии, которое он сам себе назначал на один, три года, именно тогда, когда братия начинали его хвалить, и он боялся греха тщеславия. Среди таких подвигов он написал в этой пустыне ту свою знаменитую книгу, о которой хорошо знают православные христиане,— «Лествицу духовную» («лествица» — по-русски «лестница»). За эту книгу преподобный Иоанн и получил в Церкви Христовой прозвание преподобного Иоанна Лествичника, или преподобного Иоанна, Списателя лествицы («списатель» — слово славянское, по-русски «писатель»). Эта книга дошла до нас через многие века, ибо написавший ее почти 1400 лет тому назад отошел ко Господу, и сохранила свою силу и глубину духовного опыта великого старца и до наших дней.

          В этой книге преподобный Иоанн Лествичник описывает восхождение души христианской от совершенства к совершенству в виде лестницы, по которой подымается к небу христианин; таких ступеней лестницы он насчитывает тридцать.

          Он указывает в этой книге, как надо бороться с теми пороками и грехами, которые одинаково свойственны и инокам и мирянам, и потому эта книга его имеет значение не только для иноков, но и для мирян. Он говорит о том, как надо бороться с чревоугодием, блудом, сребролюбием, тщеславием, гордостью, гневом и прочими пороками. Он говорит о том, как надо приобретать в себе кротость, смирение, терпение, целомудрие, любовь и прочие христианские добродетели.

          Сорок лет провел в необычайных подвигах в уединенной пустыне преподобный Иоанн. Когда скончался игумен Синайского монастыря, братия единогласно избрали его игуменом, послали представителей умолить принять над ними духовное руководство. Преподобный Иоанн согласился: прожил в обители четыре года, управлял ею в звании игумена. Потом, перед смертью, его потянуло в безмолвную пустыню: он пожелал последний год своей жизни провести там, в родном уже для себя месте, где привык молиться Господу, беседовать с Ним, плакать о своих грехах, где привык нести свои подвиги. И через короткое время восьмидесятилетним старцем он почил о Господе в 563 году по Рождестве Христове.

          Святая Церковь причислила его к лику святых. День его кончины — 30 марта по церковному календарю. Но кроме этой памяти Святая Церковь почитает и прославляет преподобного Иоанна в четвертое воскресенье Великого поста, дополнительно ко дню его блаженной кончины.

          Святая Церковь напоминает нам о нем, чтобы преподобный Иоанн своими уроками и примером и нас, грешников, проходящих свой земной путь, вдохновлял трудиться во имя спасения нашей грешной души.

          Вы знаете, что святые угодники Божии — это молитвенники за нас. Бессмертная душа уходит после земного нашего странствования в жизнь вечную с теми мыслями, чувствами и желаниями, с которыми она живет здесь. А святые люди Божии, которые в течение своей земной жизни молились за грешников, творили дела любви, и там, в жизни вечной, продолжают жить этой молитвой за нас, этой любовью к нам.

          О, если бы мы могли видеть своими очами, как молятся за нас праведные души, ушедшие с земли, как они продолжают там любить нас и жалеть нас, грешников, погибающих в своих грехах!

          И мы веруем, что и преподобный Иоанн, который столько лет провел в молитве за людей, за грешников и плакал за них своими чистыми слезами, продолжает не только прославлять Господа, находясь в Царстве Небесном, но продолжает и молиться за нас, и плакать за нас, грешников, в своих грехах погибающих.

          И потому и призвал я вас, мои дорогие, из глубины ваших верующих сердец воззвать к преподобному Иоанну Лествичнику словами этой короткой молитвы: «Преподобне отче Иоанне, моли Бога о нас».

          Чему нас учит преподобный Иоанн Лествичник? Он, как и все святые Божии люди, не только молитвенник за нас, но он — никогда не умирающий учитель. Может быть, подумает кто-нибудь из вас, преподобный Иоанн, который провел в безмолвии, посте, молитве, слезах, в пустынножительстве долгую свою жизнь, может учить только отшельников и пустынников, которые шли или идут по его стопам? Нет! Преподобный Иоанн Лествичник дает уроки каждому из нас.

          Почему он ушел из мира в этот Синайский монастырь, в котором провел свою долгую подвижническую жизнь? Он ушел от греховных искушений. Он хотел сохранить свою душу для бесконечной вечности, он хотел спасти ее. И вот его первый урок. Он зовет нас, грешников, к тому же. Зовет не к пустынножительству, не к таким молитве и посту, к которым был способен только он или подобный ему избранник Божий, он зовет нас спасать свои бессмертные души, уберечь себя от вечной погибели в той обстановке, в том земном положении, в котором каждый из нас проводит по воле Божией свой земной путь.

          Он напоминает нам о том, что ожидает нас в будущей жизни, если мы не будем думать об этом и не трудиться над своей душой.

          Что такое грех? Ведь это оскорбление Господа Бога Всемогущего, Которому повинуются небо и земля, перед Которым трепещут и духи злые, на которого с благоговейным трепетом взирают Ангелы и Архангелы; Бога Всесвятейшего, Судии живых и мертвых, от Которого зависит наша вечная будущая судьба; Отца любвеобильнейшего, Который послал по любви к нам Своего Сына, чтобы Он, распятый на кресте, искупил наши грехи перед лицом правды Божией; Того, Кто усыновил нас в Таинстве Святого Крещения, Кто соделал нас наследниками жизни вечной. Вот Кого мы оскорбляем и огорчаем своими грехами, пороками и страстями.

          Что делает грешник, когда впадает в согрешение? Он как бы отталкивает от себя руку любви Божией. Он попирает своими грехами пролитую за нас Кровь Господа Иисуса Христа. Он как бы насмехается над величием Божиим.

          О, Господи,— пусть скажет каждый из нас, сознавая множество своих тяжких согрешений,— как еще не разверзлась земля, чтобы поглотить меня с множеством моих смрадных и скверных грехов! Как еще огонь небесный не попалил меня за то, что я грехами своими оскорбляю святое имя моего Небесного Отца!

          А душа, очищенная от грехов, светлая, прощенная Господом, любящая Господа,— что представляет собой? Это — невеста Божия, это — наследница рая, собеседница Ангелов, это — царица, исполненная благодатных даров и милостей Божиих.

          И что ожидает грешника нераскаявшегося? Нераскаявшийся грешник, не желающий принести покаяние, стоит у самого края бездны, в которую вот-вот упадет. Его удерживает только тонкая нить жизни. Если эта тонкая нить жизни порвется, нераскаянный грешник упадет в эту бездну, погибнет на веки вечные своей нераскаявшейся душой.

          Как это страшно! И пусть будет страшно нам, грешникам, ищущим своего вечного спасения, и подумать о том, что ожидает того грешника, который не раскаивается на своем жизненном пути в грехах.

          Преподобный Иоанн Лествичник зовет нас спасать свои души, бежать от грехов, как бежал он в монастырь. Но не бежать в монастырь, ибо идут туда только те, кто имеет призвание,— от грехов бежать и от них очищать свое сердце во все дни жизни нашей.

          Преподобный Иоанн Лествичник отдал свою жизнь послушанию старцу,— как говорит его житие, «он воли своей не имел», он был во всем послушен своему старцу. И мы должны быть послушниками. Чьими? Своего Господа Бога. Мы должны быть послушниками Его воли, Его заповедей. Говорит всем нам Господь то, что сказал Он юноше богатому: «Если... хочешь войти в жизнь вечную, соблюди заповеди» (Мф. 19, 17). Заповеди, оставленные нам Господом, мы должны соблюдать, чтобы свою бессмертную душу приготовить к жизни будущего века.

          А исполняем мы волю Божию? А как мы совершаем дела любви? Может быть, какие-либо малые дела и совершаем, но не бывает ли в нас, когда мы их совершаем, чувства тщеславия, самодовольства, подобно евангельскому фарисею, который бедным давал и посты соблюдал, но, встав перед лицом Господа, похвалился своими добродетелями. И эти добродетели ни во что вменил Господь (см.: Лк. 18, 10). Не похожи ли мы бываем тогда на фарисеев, когда похваляемся в сердце своем делами добрыми? Может быть, в глубине сердца, как червячок, точит нас это чувство, а тем самым мы уничтожаем самую цену добрых дел в очах Божиих.

          Не бываем ли мы подобно тем, о ком сказал Господь Иисус Христос: «...если вы будете любить любящих вас, какая вам награда? Не то же ли делают и мытари?» (Мф. 5, 46). Наша любовь должна быть чистой, бескорыстной, она должна исходить из глубины сердца во имя любви Божией к нам, во имя нашей братской любви друг ко другу — и тогда эта первая и наибольшая заповедь о любви будет угодна Богу, будет путем, ведущим к вечному спасению.

          И в этом мы будем подражать святым угодникам Божиим и преподобному Иоанну Лествичнику, который любовью своей и своей горячей слезной молитвой обнимал всех людей. Веруем мы, что и сейчас обнимает он своей любовью нас и молится за нас, призывающих его святое имя и надеющихся на то, что он испросит нам у Господа благословение на земном нашем пути.

          Святой Иоанн Лествичник провел всю жизнь в молитве. Мы, живущие в мире, не можем молиться так, как молился он,— все часы суток, и днем и ночью. А молимся ли мы утром, испрашивая благословение на наступающий день? Молимся ли вечером, благодаря Господа за прошедший день и ища себе прощения в содеянных в течение дня грехах? Молимся ли мы перед принятием пищи и после того, как напитаем себя? И если этого нельзя сделать почему-либо открыто, то в сердце своем обращаемся ли мы взором к Отцу Небесному, Который подает нам пищу, и благодарим ли Его за то, что Он подал нам хлеб насущный, которого мы просим в молитве Господу каждый день?

          Молимся ли мы, когда стоим в храме Божием, открывая все свое сердце перед лицом Господа, чтобы в это сердце ниспали благословения Божии, чтобы из этого сердца исходила молитва Господу о прощении, о помощи в наших скорбях и в нашей борьбе с грехами? Или только уста наши произносят молитву, или только уши наши слушают, а может быть, и не слушают слов молитвы, которые произносятся здесь? Не нас ли с вами сравнивает Господь с теми, о ком говорит: кто произносит имя Его только устами, а сердце далеко отстоит от Господа, напрасно и зовет имя Господа.

          Преподобный Иоанн Лествичник в своей знаменитой книге, о которой мы вспоминали, в главе о молитве учит нас так: «Ты должен молиться не устами только, не умом только, но всем своим сердцем». И дальше говорит: «Если ты произносишь молитву и не почувствуешь своим сердцем молитвы, она как бы пройдет мимо тебя, то повтори ее еще раз, еще раз, чтобы эта молитва была не только произнесена твоими устами, но чтобы она исходила из глубины твоего сердца». Вот такая молитва и идет вверх, ввысь к Престолу Божию и низводит на молящихся благословение Божие.

          Святой Иоанн Лествичник всю свою жизнь плакал о грехах своих и о грехах людей. И этим он нас зовет всех к покаянию, к покаянию чистосердечному, полному, совершенному, слезному, когда мы видим множество своих грехов, когда душа наша трепещет, боится погибнуть для жизни вечной, когда она сознает, как своими грехами оскорбляет Господа.

          Когда-то, две с лишним тысячи лет до Рождества Христова, в городе Содоме, в котором временно пребывал праведный Лот со своей семьей, по велению Божию,— как говорит нам Святая Библия, книга Бытия,— явились два Ангела в человеческом образе. Они предупредили Лота, чтобы он вышел со своей семьей из города Содома, потому что кроме него в этом городе нет ни одного, боящегося Бога, все преисполнены таких мерзких пороков, что Господь решил истребить этот город с лица земли. Лот сказал об этом своим зятьям (у него были жена, две дочери и два зятя); эти оба зятя посмеялись, подумали, что это пустые слова и остались в городе. Ангел вывел Лота с его дочерьми за руку из города, за ними шла жена, и сказал всем им при выходе: спасайте свою душу, не оглядывайтесь назад, не останавливайтесь на месте. Жена Лота не исполнила этого повеления Ангела, обернулась и превратилась в столп. А Лот с дочерьми не оглядывался назад, ушел в город Сигор. Город Содом был попален огнем, и не осталось ни одного живого существа, не осталось камня на камне.

          Спасаясь, спасай свою душу, не оглядывайся назад и не останавливайся на месте греха. Это урок для всех нас; урок, который исполнил преподобный Иоанн Лествичник; он встал на путь спасения своей души и шел, не оглядываясь назад.

          «Тот, кто руку возложил свою на плуг и озирается назад, тот не готов для Царства Небесного»,— сказал Спаситель (ср.: Лк. 9, 62). И наше покаяние, которое мы приносим, должно быть таким, чтобы никто из кающихся не обращался назад к своей греховной жизни, от которой отрекается, чтобы она не соблазняла его вновь, чтобы он шел все вперед, спасая душу, и накапливал в себе ту духовную красоту и то духовное богатство, которые составят счастье наше в жизни будущего века.

          Во второй половине прошлого века на русской земле жил праведный епископ Псковский Гермоген. Он писал (он был духовным поэтом) ряд духовных стихотворений, читать которые трудно без внутреннего волнения. В одном из его духовных стихотворений, в котором он призывает христиан идти вперед по пути спасения своей души, этот великий святитель говорит:

          Ты иди, всё иди, 

          А что ждет впереди, 

          То откроется верой одной.

          Святитель Гермоген всех нас, грешников, призывает не останавливаться, не возвращаться к той греховной жизни, от которой мы отрекаемся, в которой мы каемся, а идти вперед, спасая бессмертную душу для жизни будущего века. «...А что ждет впереди, то откроется верой одной»; ибо впереди того, кто спасает свою душу, кто плачет о грехах своих, кто молится Господу, испрашивая Его помощи и благословения, ждет радость жизни вечной, ждут те радостные слова, которые услышит каждый верный раб Божий: «...войди в радость Господа твоего» (ср.: Мф. 25, 21).

          И Господь воздвиг многое множество молитвенников за нас, грешников, чтобы мы, спасая душу, молясь, каясь, приобретая добродетели, призывая благодатную помощь Божию, просили у святых угодников Божиих их небесной помощи и благословения. Не забывайте, дорогие: они в течение своей жизни земной молились за нас, молятся и сейчас за нас.

          И я, как и начал, так и закончу свое слово призывом к молитве преподобному Иоанну Лествичнику, чтобы он своими молитвами перед Господом, Которого он созерцает, Которому поклоняется, Которого сейчас прославляет, помолился за нас, грешников, и помог нам все поприще жизни земной провести так, как нужно провести истинным христианам, не забывая заботиться о своей душе.

          Скажите же вместе со мной в своих сердцах: «Преподобне отче Иоанне, моли Бога о нас».

 

 

 

 


 Главная Назад Наверх Печать