Главная
 Расписание
 Управление
 О православии
 Проезд
 Контакты
 Фотоальбомы
 Книжная лавка
 Духовенство
 История прихода
 Сестричество
 Приходская школа
 Православный киноклуб
 Канадская епархия
 Приходской хор
 Приход Роуден
 Приход Лашин
 Церковный этикет
 Великий пост
 Пожертвования
 Дискуссионный онлайн форум
  Архив новостей
 Проповеди от Святой Пасхи до Великого поста
 

Слово Протопресвитера Валерия Лукьянова на Прославление Святителя Иоанна Шанхайскаго и Сан-Францисскаго

 

БЛАГОДАТЬ И МИЛОСТЬ ГОСПОДНЯ СО СВЯТЫМИ ЕГО Завершение, с трепетом и благоговением ожидаемое! Свершилось великое и чудесное явление! В то время, как Церковь Русская переживает порождаемыя новыми веяниями на Руси необычайныя трудности, явившияся, естественно, и в Зарубежье, — в это самое время приходит к нам благодатное утешение. Подобно лучу обнадеживающаго света среди тьмы, является нам великий праведник и подвижник, новый угодник Божий, Иоанн Святитель. Кто-то не примет сего небеснаго гласа, кто-то будет упорно сомневаться, кое-кто будет пытаться найти серое пятнышко на белоснежном фоне жития дальневосточнаго архипастыря. Но при виде стихийности народнаго волеизволения и общей убежденности в подлинной праведности нашего западно-американскаго молитвенника, все эти сомнения разсеиваются как дым, как утренний туман при восходе солнца. Глас народа — глас Божий! Там, где является чудо, ничего доказывать не нужно. А чудес произошедших по молитвам святого Иоанна, — безчисленное множество, и столько же убежденных почитателей приснопамятнаго владыки. И, пожалуй, самое сильное подтверждение сему — это присутствие на прославлении многих из тех, кои по заблуждению или неосведомленности ранее были в оппозиции сегодняшнему торжеству. Вот еще одно чудесное проявление! 28 лет молились мы у гроба Святителя, 28 лет приносили ему свои просьбы в молитвах, и он внимал им, доносил безчисленныя ходатайства до Престола Божия. А ныне мы имеем величайшее утешение лицезреть нетленныя мощи владыки, припасть к его деснице, вознести ему не только свои прошения, но и горячия молитвы, в радости о даровании его миру, как законно прославленнаго Церковью святого по обетованию Самого Спасителя: «Несть бо тайно, еже не явлено будет: ниже утаено, еже не познается, и в явление приидет» (Лук. 8, 17). Мысленно воскрешая и прослеживая подвижнический жизненный путь владыки Иоанна, мы должны с благодарностью свидетельствовать о том, что в его образе мы имеем неистощимый источник вдохновения, а также пример, которому мы можем следовать в нашей собственной жизни в благочестии. И действительно, «верующие христиане, в стремлении найти образец для подражания в борьбе со своими недостатками, находят его в подвигах святых, исполнивших заповеди Божии и показавших этим, что и мы, будучи одной природы с ними, можем идти к Богу тем же путем. Это рождает любовь к святым и усердныя молитвы об их предстательстве за нас пред Богом. Святые прославились разными духовными подвигами. Одни но преимуществу воздержанием и постом, иные молитвой и бдением, другие смирением и кротостью, одни терпением обид, другие нестяжанием или милосердием к ближним» (из послания Собора архиереев РПЦЗ 1990 г. перед прославлением Оптинских Старцев). Если внимательно всмотреться в житие новоявленнаго Святителя, то мы увидим, что владыку Иоанна Господь щедро одарил многими добродетелями. Он был и строгим постником, и постоянным молитвенником, отказывающим себе даже в естественном отдохновении на одре. Был владыка великим утешителем болящих и скорбящих, неусыпно посещающим больницы и места заключения, дерзновенным целителем душевных и телесных недугов, подлинным прозорливцем, знатоком души человеческой. Все помнят какую трогательную любовь проявлял приснопамятный архипастырь к детям, сиротам и убогим, для которых он был нежным покровителем и защитником. Вкусил он немало оскорблений и гонений и, тем не менее, был поистине милосердным, но когда того требовала церковная дисциплина, он был строг и взыскателен, и всегда справедлив. Скромность, простота, нестяжание - вот отличительныя черты его характера, а духом он неразлучно пребывал в стихии святых, с удивительной основательностью знал их жития, любил в проповеди и в простой беседе поучать на примерах из их житий. С удивительной настойчивостью разыскивал места подвигов и упокоения раннехристианских святых, совершал богослужения в их память, призывал чтить этих угодников Божиих. Всем этим владыка олицетворял безграничную любовь к падшему и болезнующему человеку; постоянно соучаствуя в судьбах и жизни людей, он понимал их недостатки и оплошности, вымаливал им прощение у Господа и, перенося зти недостатки на себя, смирял себя до изнеможения. В борьбе с тщеславием и гордостью, он старался устранить вокруг себя всякую лесть и фальшь. Чувствуя его такой, подлинно христианский нрав, люди ответно льнули к нему, проникались к нему доверием, и, подвизаясь рядом с ним, восходили к лучшему образу жизни. После кончины владыки, эти устремления людей к нему не только не прекратились, а, напротив, умножились с удивительной силой. Его чудесная усыпальница согревала тысячи унывающих, растерянных и потерянных душ, и просто приходящих в умилении сердца с единственным желанием хоть в малой мере подражать святому угоднику Божию. Не всякий мог лично прибыть к усыпальнице владыки и помолиться у его мощей. Тысячи писем и записок с прошениями, присылаемых со всех концов мира, вкладывались под митру на гробнице, возле которой непрестанно возносилось панихидное пение. Такое необычайное, всеобщее и усугубленно молитвенное рвение и является лучшим свидетельством веры православных людей в неложную святость и дерзновенное предстательство владыки Иоанна. Зададим себе вопрос: какою особою благодатью все это могло совершиться? Несомненно, что дивный дар святости проявился в глубочайшей любви владыки к Богу: единственное, что он мог делать - это гореть как свеча перед очами Господа; ничто меньшее не могло его не только удовлетворить, но и вообще удержать на этой земле. Эта пламенная любовь его к Богу обратилась в особую благодать, ответно излившуюся на него от Господа и явленную в таких милостях, как дар молитвы сердечной и умной, помощь в преодолении естественных человеческих слабостей — лини, нерадения, усталости и разсеянности; в противовес всем этим трудностям — дар радости в пребывании с Господом, в постоянном общении с Ним и во всецелом соединении с Ним в трепетной Евхаристии. Разным подвижникам были даны какия-то особыя дарования в определенной области, а вот Святителю Иоанну преподана была полнейшая мера Божественных даров и это не случайно, ибо явился он в такое время, когда мир подлинно утопает в безнравственности и безверии — так, как этого еще никогда доселе не было в истории человечества. Ныне сама наука тщится возсесть на престол Божества и вовлечь все живое в безпросветное материальное и телесное рабство. С новой силой открываются богословския писания Святителя, созвучныя святоотеческим творениям. Учимся мы твердости стояния на страже истины и глубокому уважению к порядкам и требованиям святой Церкви через его заботливые и богодухновенные «указы по епархии». А теперь отнята пелена, ибо «никтоже (убо) светильника вжег, в скрове полагает, ни под спудом (открылась крышка гроба, и явились нетление, благоухание и чистота), — но на свещнице, да входящии свет видят» (Лук. 11, 33). Святитель и молитвенник является миру в новых, блистающих ризах, чтобы благословить православных христиан, так нуждающихся в приобщении к святости, чтобы вселить в сердца, быть может, последних верующих надежду на то, что Бог поругаем не бывает, что вместо уныния, нам сейчас нужно крепче возлюбить Господа, теснее войти в жизнь Церкви, упорядочить наше отношение к Ея правилам благочестия, в благоговении и готовности приступать ко всем спасительным таинствам Ея. Взирая на нетленныя и многоцелебныя мощи Святителя Иоанна, вспомним о его всегдашней молитвенной настроенности, процветшей в столь дивный образ святости, и помолимся о молитве - о даровании нам в ней порядка, сердечности и разумения, о благословении ею всех наших начинаний и добрых дел, об обретении через нее тихой радости, мира душевнаго, наипаче же спасения душ наших в вечности, молитвами славнаго новоявленнаго угодника Божия Святителя Иоанна. Аминь.

 

Проповедь Митрополита Виталия (Устинова), Восточно-Американского и Нью-Йоркского (+2006г.)

 

на прославлении Святителя Иоанна Шанхайского и Сан-Францисского Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Приветствую Вас, Преосвященнейшие Владыки, благочестивые пастыри, братья и сестры, с этим славным торжеством нашей Русской Православной Зарубежной Церкви. За все эти 73 года Ея пребывания в нашем российском разсеянии мы не видели такого величественнаго Собора-съезда. Вы все, прибывшие сюда со всех концов света, повторили подвиг Святой Руси. Если можно было бы взирать на Россию в то ушедшее время с облачной высоты, то нам представилось бы дивное зрелище; по дорогам, по тропам и тропинкам, через леса, поля и горы двигались с посохами в руках странные люди с катомками, сумками или просто с мешками за плечами. Куда шел весь этот народ? Они шли к святым местам Св. Руси, к монастырям, к св. мощам угодников Божиих, к праведным старцам, к живым святым за утешением, за советом, за исцелением своих душевных и телесных недугов. Россия представляла из себя величественное паломничество. Теперь вы, благочестивые паломники, взяли на себя труд прийти сюда, но уже по воздушным тропам со всего света, и тем повторили подвиг Св. Руси, возобновили и воскресили его. Вы теперь доказали всему свету, что Св. Русь существует и здесь заграницей в ея благочестивых, верных чадах. Нас некоторые спрашивают: что привело столько людей сюда? Мы ответим: во-первых, присущая русской православной душе святая тоска по святости, по праведности, по мире душевном, по тихой радости о Христе. Мы алчущии и жаждущии хотим насытиться правдой Божией у раки святителя Иоанна. Мы пришли к нему с глубоким чувством благодарности за то, что он за всех нас, немощных и слабых, сподобился войти в Царство Небесное. Мы всегда радуемся, когда кому-то удается вырваться из цепких когтей князя мира сего и сподобиться вечнаго блаженства. Наша благодарность святителю Иоанну также растворяется с чувством глубокого покаяния. И тут нам вспоминается как один монах Саровской обители спросил преп. Серафима, вышедшаго тогда из своего лесного затвора: — Батюшка, почему мы не можем, как ты?! Ответ был простой: — Решительности не хватает. У нас всех нет той святой решительности, которую показал нам тогда преп. Серафим и теперь святитель Иоанн. В подвиге своем свят. Иоанн с ранних лет юношества был последовательным, ровным, без вспышек, всегда неуклонным подвижником. Будем просить его помочь нам укрепить нашу слабую волю на подвиг покаяния. Мы когда-то послушали злых, лукавых людей, подонков из всего мира, и учинили неслыханную в истории человечества революцию, которая поколебала духовное равновесие во всех народах мира. Не нам ли первым теперь надлежитъ каяться в содеянном? Помоги нам, отче Иоанне, помоги стяжать у Господа прощение, сподобить нас дара слезнаго покаяния, сокрушения. Мы являемся посмешищем пред всеми народами; над нами смеются, пожимают плечами. Россия утопает во лжи, которая постепенно заражает весь мир и всех нас зде живущих. Ты, отче Иоанне, наш святитель, вышел из нашей среды, знаешь нас и наше главное неутешное горе — РОССИЯ! Так помоги! 2.VII.1994г.

 

Слово Иеромонаха Иоанна (Максимовича) при наречении во епископа Шанхайского

 

Ваше Блаженство и Высокопреосвященные Архипастыри! «Грядите по Мне и сотворю вы ловца человеком» (Матф. 4, 19), сказал Господь, призывая Своих первых апостолов. Не думал я в раннем детстве, что и ко мне будет обращен тот же призыв, хотя с первых дней, что начал сознавать себя, желал служить правде и истине. Родители мои возгревали во мне стремление непоколебимо стоять за истину, и душа моя пленялась примерами тех, кто отдавал за нее свою жизнь, борясь против царей, когда они были гонителями спасительной веры, и за царей, когда они являлись носителями и защитниками благочестия. Плохо я представлял себе в начале путь, которым нужно идти. Подрастая, думал себя посвятить военной или гражданской службе Отечеству, являвшемуся тогда оплотом и хранителем истинного благочестия. Я поступил в учебное заведение, посвященное одной из славных страниц истории России (Петровский Полтавский Кадетский корпус), но в нем я почувствовал, что мне нужно избрать другой путь. Особенно тому способствовало общение с нашим законоучителем (протоиереем Сергием Четвериковым) и с ректором семинарии (ныне архиепископом Варлаамом). День окончания мною среднего учебного заведения совпал со днем вступления на кафедру города, где предстояло проходить высшее образование, нового иерарха (ныне митрополит Киевский Антоний, тогда архиепископ Харьковский), который сделался навсегда руководителем моей духовной жизни. Изучая светские науки, я все больше углублялся в изучение науки наук, в изучение духовной жизни. Монастырь, где жил архипастырь, и церковь привлекали меня больше, чем место где я учился высшим светским наукам. Совершившееся крушение государственной мощи нашего Отечества убедило меня окончательно в непрочности всего земного и слабости человеческих сил и способностей, и я решил отречься от сует земного мира, посвятив себя едино служению Богу. Но служение Богу, властно призывая мою душу, «отречься себя, взять крест свой и идти за Христом» (Матф. 16, 24; Марк. 9, 24), в то же время накладывало внутреннюю необходимость стать ловцом людей. Еще прежде, чем окончательно порвалась моя внешняя связь с светским миром, жажда к богословским знаниям привлекла меня в училище, имеющее своим покровителем великого святителя Савву, а потом и на путь, им показанный. Ныне устами Архипастырей Церкви призываюсь я восприять архипастырское служение. Не смею помыслить себя достойным сего сана, сознавая греховность свою, но боюсь и отрекаться от него, слыша слова Господни, обращенные к согрешившему, но кающемуся Петру: «Аще любиши Мене, паси агнцы Моя, паси овцы Моя». Святой Иоанн Златоуст, объясняя настоящее место Евангелия, обращает внимание на то, что в доказательство любви Господь потребовал не иного подвига, а именно подвига пастырства. Почему же так велико в очах Господних пастырское служение? Потому, что пастыри, по выражению апостола Павла, суть «Богу споспешницы» (I Кор. 3, 9). Христос пришел на землю восстановить осквернившийся образ Божий в человеке, призвать людей, соединить их во единого человека, едиными усты и единым сердцем прославляющего своего Творца. Задача каждого пастыря привлекать людей к тому единству, перерождать и освящать их. Что может быть более великим, чем воссоздать создание Божие! Какую большую пользу можно принести своему ближнему, чем подготовив его к вечной жизни! Нелегко выполнение сей задачи — приходится бороться с испорченной грехом природой человека. Часто встречается непонимание, а иногда сознательное сопротивление, ненависть со стороны тех, кого любишь и о ком заботишься. Велико должно быть самопожертвование пастыря и велика любовь к своему стаду. Все готов должен быть перенести он ради его пользы, и каждая овца должна найти место в его сердце, к каждой должен он применить соответствующее врачевание, сообразуясь с особенностями характера и обстоятельствами каждого. Если же столь трудны и сложны обязанности обычного пастыря и велика его ответственность за спасение им пасомых, что можно сказать об архипастыре? Поистине к нему обращены речи Господни, сказанные некогда пророку Иезекиилю: «Сыне человечь, стража дах тя дому Израилеву» (Иезек. 3, 17). Архипастырь ответствен не только за всех агнцев, Богом врученных ему, но и за пастырей. Взыщется с него за каждого грешника, которого во время не образумил, за каждого, кто шел путем правды, но совратился с него. Долг его болеть болезнями своих овец и тем исцелять их, подобно Пастыреначальнику Христу, «раною Которого мы исцелехом» (Исаия 53, 5). Нет у него личной жизни, весь должен он отдаться делу спасения душ человеческих и водительству их в Царство Небесное. Он должен быть готов перенести все озлобления, гонения и самую смерть ради истины, пить чашу Христову и креститься Его крещением (Матф. 20, 23; Марк. 10, 39). Он должен заботиться не только о приходящих к нему, но и сам искать и возвращать стаду заблудших овец, нося их на раменах своих. Долг его возвещать Христово учение его незнающим, памятуя заповедь Господню: «шедше в мир весь проповедите Евангелие всей твари» (Марк. 16, 15). Будучи проникнут сознанием вселенскости Церкви, он не должен ограничиться заботой только о тех, кто непосредственно поручен ему, но должен духовным оком озирать всю вселенную Церковь Христову, желать просвещения всех народов и преуспеяния их в вере истинной, ибо в Церкви «несть еллин, ни иудей, варвар и скиф», но все суть одинаково любезныя дети Отца Небесного. Заботясь о спасении людей, должно применяться к их понятиям; дабы привлечь всякого, подражая в том апостолу Павлу, и подобно ему нужно быть способным сказать: «Быть Иудеем яко иудей, да иудеи приобрящу, беззаконным яко беззаконен, да обрящу беззаконныя. Бых немощным, яко немощен, да немощныя приобрящу: всем бых вся, да всяко некия спасу» (I Кор. 9, 21-22). Заботясь о спасении душ человеческих, нужно помнить, что люди имеют и телесные потребности, громко заявляющие о себе. Нельзя проповедывать Евангелие, не проявляя любовь в делах. Но при том нужно опасаться, чтобы заботы о телесных потребностях ближних не поглотили все внимание пастыря и не шли бы в ущерб попечению о духовных нуждах, помня слова апостолов: «не угодно есть нам оставльшим слово Божие служити трапезам» (Деян. 6, 2). Все должно быть направлено к снисканию Царства Божия и исполнению Христова Евангелия. Истинное христианство не состоит в умоотвлеченных рассуждениях и учениях, а воплощается в жизни. Христос сходил на землю не для того, чтобы преподать людям новые знания, а чтобы призвать к новой жизни. К вечной жизни мы приуготовляемся в жизни земной. Обстоятельства и события временной жизни влияют и на духовную жизнь человеческую. Сильные характером преодолевают влияние окружающей среды, а слабые поддаются ему. Сильные духом закаляются при гонениях, но слабые падают. Потому нужно, насколько возможно, создавать условия, в которых бы возможно больше людей могло духовно созидаться. Пастырю нельзя уклоняться от участия в общественной жизни, но участвовать в ней нужно в качестве носителя Христова закона и представителя Церкви. Священнослужитель не смеет превращаться в обыкновенного политического или общественного деятеля, забывая главную сущность своего служения и его цель. Христово Царство «не от мира сего» (Иоан. 18, 36), и Христос не устроял земного царства. Не делаясь политическим вождем и не вдаваясь в партийные распри, пастырь может давать духовное освящение явлениям жизни, дабы его пасомые знали путь, которого держаться, и являлись бы христианами как в своей личной жизни, так и в общественной. Архипастырь должен уметь каждому дать совет духовный: и монаху отшельнику, очищающему душу от помыслов, и царю, устрояющему державу, и военачальнику, идущему на брань, и обычному гражданину. Особенно это нужно пастырю Русской Церкви, личная жизнь которой ныне тесно связана с событиями на Родине. Мало кто из русских людей остался незатронутым явлениями, которые глубоко потрясают душу всякого человека, думающего о них. Разве можно безучастно взирать на то, как над священным Кремлем исполнились горькие слова пророка Исаии: «Како бысть блудница град верный Сион полн суда, в немже правда почиваше, ныне же убийцы» (Ис. 1, 24). Какая верующая душа не содрогнется, размышляя об осквернении святынь и неслыханном гонении! Все сыны Руси тем или другим образом ощущают на себе дыхание красного зверя, враждующего против Невесты Христовой. Христиане от первых веков переносили гонения за Христа, но никогда не радовались им, а возвышали свой голос против них. Целый ряд апологетов и мучеников изобличал гонителей в первые века, а за ними последовал великий сонм святителей и исповедников. В мирные времена святители и подвижники поучали, а в злые, изобличали носящих власть. Русь устроялась при непосредственном влиянии ее великих пастырей и молитвенников. Не можем мы не скорбеть, видя разрушение великого дома Богородицы, каковое имя носило некогда Русское государство. Мы не можем не испытывать боли, когда терзаются души и тела наших близких, когда страхом смерти принуждены к молчанию наши архипастыри и пастыри, находящиеся на Родине. И за пределами Руси мы остаемся ее сынами. Изгнанные из земного Отечества мы продолжаем быть духовным стадом святителей Петра, Алексия, Ионы, Филиппа и Ермогена. Мы остаемся частью Русской Церкви, страдающей и гонимой, облитой кровию священномучеников Владимира Киевского, Вениамина Петроградского, Гермогена Тобольского, Митрофана Астраханского, Андроника Пермского и безчисленного множества других новых священномучеников и мучеников. Заветы их — святыня наша, которую мы должны сберечь до того времени, когда Богу угодно будет явить силу Свою и возвысить рог христиан православных. А до тех пор мы должны пребывать в духовном единстве с гонимыми, молитвой укрепляя их. Заочно лобызаем узы их, скорбим о тех кто поколебался. Знаем, что колебались иногда и древние исповедники истины. Но имеем примеры непоколебимости: пример Феодора Студита, изобличившего всякое отступление от церковной правды, пример Максима Исповедника, пример патриарха Ермогена. Страшимся отступить от путей, которыми они шли, ибо если находящиеся под игом выставят в оправдание человеческую слабость, что скажем мы, если испугаемся одних угроз? Находясь в сравнительной безопасности, мы должны укрепляться духом, чтобы воссозидать разрушенное, если Господь благоволит «возвратити плен Сион», или же и самим пойти по стопам пострадавших за истину, если то потребуется. Ради того прежде всего мы должны хранить между собой единодушие и единство, представляя единую Русскую Церковь, а в то же время продолжать ее великое дело среди других народов. С самых первых веков христианства в России из нее шли проповедники в другие края. Просияли вначале преподобный Кукша, Леонтий Ростовский, после Стефан Пермский, Иннокентий Иркутский, уже в наши времена апостол Алтая Макарий и Николай Японский. Теперь рассеянный русский народ сделался проповедником веры во всех краях вселенной. Задача Русской Заграничной Церкви позаботиться о том, чтобы просветить возможно большее число людей из всех народов. Ради выполнения сей цели Русский Архиерейский Заграничный Синод посылает меня в страну, откуда восходит чувственное солнце, но которая нуждается в просвещении лучами мысленного Солнца Правды. Сознаю свои слабые силы; из послушания церковной власти и моему духовному руководителю покоряюсь сему избранию не ради чести и власти, а всего себя отдавая на служение Церкви. Молюсь Господу Богу, чтобы Он помог мне и укрепил меня до смерти подвизаться за истину. В сей великий для меня час молюсь о тех, кто воспитывал меня и назидал своими наставлениями и примером, молюсь о тех, среди которых проходило до сих пор мое церковное служение, о молодежи, которую воспитывал, о моей будущей пастве, о вселенской Церкви, о страждущей земле Русской! Уповаю на молитвы и предстательство великого сонма небесных поборников рода христианского. Прошу и Вас Святители Божии, а заочно и моего Архипастыря преосвященного епископа Виктора, помолиться о мне и преподать Божие благословение. Белград, 27 мая 1934 г.

 

Слово иеромонаха Романа (Красовского) сказано 18 июня / 1 июля 1994 г. пред перенесением мощей Свят. Иоанна Шанхайского в собор Прес«Всех скорбящих Радости» (г. Сан-Франциско).

 

Во имя Отца и Сына и Святого Духа! Дорогие братие и сестры! «Аще кто благочестив и боголюбив, да насладится сего доброго и светлого торжества». Так призывает нас Святой Златоуст в ночь Святой Пасхи. И еще раз повторим эти слова.. ибо сегодня Господь подает нам великую милость. Наступило долгожданное время — великий наш Святитель Иоанн причисляется к лику святых. Пройдет лишь только несколько часов, и святыя нетленныя мощи Владыки Иоанна будут перенесены из усыпальницы сюда, в церковь, и мы еще раз сможем припасть со слезами к Владыке и лобызать его честное тело. Но не со слезами печали и скорби, как было 28 лет тому назад, а со слезами радости и утешения, ибо Господь его прославил. Церковь на небе и Церковь на земле в тесном общении. Как только Владыка Иоанн скончался, мы сразу молитвенно начали обращаться к нему, ибо мы, христиане, веровали, что Господь услышит его молитвы, и наша вера не была посрамлена. Сколько чудес совершилось и совершаются по его святым молитвам! И сейчас Господь свидетельствует о святости Владыки Иоанна и показывает нам его нетленные мощи. Это не может не повлиять на нас, мы не можем отойти от них не изменившимися. Самое горькое и неприятное для Владыки Иоанна было то, когда его чада, его пасомые не ладили, спорили, враждовали. Он переживал это и плакал, ибо он видел и понимал, что этой вражде сатана радуется и издевается над человеком, венцом Божия творения, и над Самим Богом. Также Владыка видел, как бес путает людей в своих гибельных сетях. А самым радостным для Владыки было то, когда люди жили в мире, в единении, когда прощали друг другу свои обиды. Итак, братие и сестры, встретим нашего любимого и великого Святителя, как подобает православным христианам, имея любовь между собой. Сегодняшняя служба подобна Великой Субботе, т.к. мы чувствуем, что стоим на пороге чего-то великого и таинственного. Как перед Пасхой, мы приготовляемся духовным очищением и прощением, по словам стихиры Пасхи: «просветимся торжеством и друг друга обымем: рцем братие, и ненавидящим нас, простим вся воскресением». И только с таким настроением можем надеяться достойно встретить Святителя Иоанна и приобщаться этому великому торжеству. Аминь. 1.VII.1994г.


 Главная Назад Наверх Печать