Главная
 Расписание
 Управление
 О православии
 Проезд
 Контакты
 Фотоальбомы
 Книжная лавка
 Духовенство
 История прихода
 Сестричество
 Приходская школа
 Православный киноклуб
 Канадская епархия
 Приходской хор
 Приход Роуден
 Приход Лашин
 Церковный этикет
 Великий пост
 Пожертвования
 Дискуссионный онлайн форум
  Архив новостей
 Проповеди от Святой Пасхи до Великого поста
 
неделю о блудном сыне

В сий день блуднаго сына воззвание празднуем, еже божественнии отцы наши второе в Триоди учиниша, вины ради ситцевыя.     В тот же день празднуем призвание блудного сына, воспоминание о котором божественные наши отцы поместили вторым в Триоди по следующей причине.

Понеже бо суть нецыи многая безместная в себе сведуще, блудне же зело от юнаго возраста живуще, и пиянствы, и нечистотами упражняющеся, и во глубину злых сице впадше, во отчаяние приходят, еже убо рождение есть гордости: и отсюду к попечению добродетели никакоже приходити хотят, и злых узы предлагающе тем же и горшим злым присно впадают. Человеколюбно и отечески святии отцы, и к таковым человеком имуще, и отвести от отчаяния хотяще таковую притчу зде по первей учиниша, отчаяния страсть из корене востерзающе, и к добродетели восприятию возставляюще, и человеколюбная и преблагая Божия благоутробия множае согрешившим, блудным показующе: яко ничтоже есть от грехов, еже Его человеколюбный разум победит, от сия притчи Христовы сие представляюще.     Поскольку некоторые, зная за собою много непотребного и живя с юных лет распутно, предаваясь пьянству и всякой нечистоте и ниспав, таким образом, в глубину грехов, доходят до отчаяния, которое есть порождение гордости, и потому никак не хотят вступить на путь добродетели, но, ссылаясь на множество прежних зол, в те же и еще худшие грехи постоянно впадают – по всему этому святые отцы, даже к таким людям человеколюбивые и отечески заботливые, в желании своем вывести их из отчаяния включили сюда вслед за первой и эту притчу, с корнем исторгая страсть отчаяния, побуждая к восприятию добродетели и чрез историю блудного показуя самым заблудшим человеколюбивое и преблагое милосердие Божие. Ибо убеждают сей Спасителевой притчей, что нет греха, который победил бы человеколюбивое Его расположение.

Два убо сына суть человека, сиречь, Богочеловека Слова, праведнии и грешнии. Старейший убо есть, в заповедех Божиих, и во благом Его присно пребываяй, и никогдаже от Него отступаяй. Юный же, грех возлюбивый, и с Богом сопребывания студными делы отрекийся, и о нем Божие человеколюбие иждив, блудне поживый: яко еже по образу цело не соблюдаяй и лукавому демону последствовавый и работавый сластьми онаго хотением, и не возмог желание исполнити. Несытная бо вещь грех, согревающий обычаем, ради временнаго наслаждения: егоже и рожцем уподобляет, яко свиниям сущая пища. Рожцы бо, первее убо сладко нечто предлагают: последи же жестоко нечто, и аки плевы бывают, яже весьма стяжа и грех.    Итак, два сына у человека (то есть Богочеловека Слова) – это праведные и грешные. Старший – кто в заповедях Его и в благом всегда пребывает и никоим образом не отступает от них. Младший же – кто грех возлюбил и от пребывания с Богом постыдными делами своими отрекся, Божие к нему человеколюбие расточил, живя блудно, отчего и не сохранил нерушимым то, что было в нем по образу Божию и последовал лукавому бесу, стал рабом воли его ради наслаждений, но похоть свою утолить не смог. Ибо грех – дело ненасытное и для того, кто им кратковременно услаждался, по возрастании навыка в нем, притягательное. Спаситель уподобляет его и рожкам – пище свиней. Рожки эти поначалу мнятся чем-то сладким, а напоследок жесткими и мякиноподобными оказываются, чем сполна обладает и грех.

Едва убо возбнув блудный, яко гладом добродетели погибая приходит ко Отцу глаголя: Отче согреших на небо и пред Тобою, и несмь достоин нарещися сын Твой. Той же приемлет сего кающася, не поношая, но раскриляяся и обымая, Божественныя и отеческия утробы показует. И дает ему одежду, сиречь, Святое Крещение и печать и обручение, благодать Всесвятаго Духа. К сим же и сапоги, да не ктому от змиев и скорпий уязвятся по Богу его стопы: но наипаче онех главы сокрушити возмогут. Потом же пресельнейшею радостию и тельца упитанного его ради закалает, Сына Своего Единородного, Отец и Плоти Его дает причаститися и Крови.     Едва придя в себя – ибо он погибал от голода по добродетели, – является блудный сын к Отцу, говоря: Отче! Я согрешил против неба и пред тобою, и уже недостоин называться сыном Твоим (Лк.15,21). А Тот принимает его, кающегося, не упрекая, но с распростертыми объятиями, выказывая божеское и отеческое милосердие. И дает ему одежду, то есть святое крещение, и печать, и залог – благодать Всесвятого Духа. Дарует, сверх того, и обувь, чтобы стопы его более не уязвлялись змеями и скорпионами, но, напротив, сокрушали их главы. Потом в преизбытке радости закалает для него откормленного тельца – Сына Своего Единородного – и плоти и крови Его дает причаститься.
И аще чудяся старейший сын пребезчисленному Его милосердию, глаголет, елико убо и рече. Человеколюбец же, и оного молчати творит, вводя тихими словесы, и кроткими и любезными: ты всегда со Мною еси, глаголя, и порадоватися подобаше, и Отцу спирствовати, яко сын Мой сей мертв бяше грехом прежде, и оживе, раскаявся о нихже деяше безсловестных: и погибший, яко далече Ми быв обычаем сластей, и обретеся Мною, милосердием Своим пострадавшим, и милостивным нравом призвавшим его.     И хотя, дивясь бесконечному Его милосердию, старший сын говорит то, что сказал, Человеколюбец и его обуздывает, кротко увещевая тихими и ласковыми речами: «Ты всегда со Мною, – а о том подобало радоваться и с Отцом пировать, что сын Мой сей прежде мертв был из-за греха и ожил, раскаявшись в своих безумных делах; был погибшим, как удалившийся от Меня по навыку к наслаждениям, и обретен Мною, ибо Я всем сердцем болезновал и призвал его к Себе сострадательным Своим нравом».

Может же притча сия и к людем еврейским, и к нам взятися. Сия убо ради вины и притча сия зде от святых отец учинися: востерзающи убо, якоже речеся, отчаяние и боязнь, еже добрым делом касатися: поущающи же в покаяние и раскаяние, иже яко блуднаго согрешивша: еже убо и оружие есть величайшее, во отогнание сопротивнаго стрел, и поможение крепкое неизреченным человеколюбием Твоим Христе Боже наш помилуй нас, аминь. 

 Сию притчу можно и к еврейскому народу, и к нам применить. По этой причине и поместили ее здесь святые отцы – с одной стороны, прогоняющую, как сказано, отчаяние и боязнь к добрым делам обратиться, а с другой – располагающую к покаянию и сокрушению тех, кто подобно блудному сыну согрешил. Ибо покаяние есть величайшее оружие для отражения стрел супостата и крепкая помощь

 По несказанному Твоему человеколюбию, Христе Боже наш, помилуй нас. Аминь.


 

Слово Схи-игумена Саввы (Остапенко) (+1980г.) в неделю о блудном сыне

 

Пристрастие  

Ничто не должно обладать мною. (1 Кор 6, 12)

    От страстей надо отличать пристрастие. Сатана постоянно нападает на души людей, целью его усилий является удаление души от Бога всеми доступными для него средствами. Он старается, чтобы мы создали для себя кумира, которому вместо Бога отдали бы свое сердце, о котором постоянно думали бы. Для этого он прельщает нас богатством, славой, властью, пристрастием к людям, животным, вещам, наукам, искусству, литературе, поэзии, спорту и т. д. Отец Александр Ельчанинов: «Таинственная сфера искусства — такая пленительная, но для нее обычные черты — эгоизм, гордость, жадность, слава».

    Например, пристрастие (не Христова любовь) к детям или близким может привести к отречению от Бога. Бывает пристрастие и к хорошим предметам, но все же и здесь они будут препятствием к стяжанию Святаго Духа Божия.

    Так, например, ради пристрастия к чтению духовных книг христианин может пренебрегать молитвой и своими обязанностями по отношению к ближним.

    Игумения Арсения говорит: «Если случится увлечься чем или кем-либо, то это временное утешение оскверняет сердце, делает человека более неспособным к принятию Господа, одним словом, отодвигает его от цели».

    Вместе с тем пристрастия всегда лишают мира душу человека. Если в душе есть хоть малое пристрастие к чему-нибудь или кому-нибудь, то печали не минуешь. Пристрастие к вину, табаку вредно отзывается на здоровье тела.

    Как преодолеть пристрастия? Здесь очень важно вовремя обнаружить их в себе, поставить правильный диагноз. Это и нелегко, и христианин часто считает за добро то, что на самом деле от лукавого и мешает его духовному росту и угнетает душу. Вот почему очень важно жить под руководством старца, который мог бы вовремя указать на душевное нездоровье. За отсутствием таковых надо внимательно прислушиваться к мнениям духовно близких. Господь так милостив, что отовсюду мы можем получить Его указания и помощь, если будем смиренны и заострим наш духовный слух.

    Метод лечения от пристрастий все тот же, как и при всех болезнях души: горячая просьба о помощи ко «Врачу душ и телес наших» и неотступная молитва об избавлении от пристрастия. Здесь следует сказать, что Господь нередко Сам посылает Своим избранным благодатные врачевания для избавления от пристрастий.

    Предмет пристрастия часто занимает самое почетное — первое — место в сердце человека, которое должно принадлежать только Богу, поэтому пристрастие и нетерпимо «Богу-Ревнителю» как оскверняющее сердце и отделяющее его от Бога. Даже у праведных людей бывает какое-либо сильное пристрастие, как бы «Ахиллесова пята», в их душевном теле добродетелей. Сюда-то и направляется Богом врачевание.

    Примеры из Библии. Так, патриарх Иаков любил Рахиль, а получил вначале в жены Лию. Он более всего любит сыновей Рахили — Иосифа и Вениамина, и Господь отнимает как раз Иосифа, а впоследствии и Вениамина (заложник). Посылая подобные испытания, Господь показывает Своим избранникам, что их сердце не свободно от человеческой немощи (пристрастия), затмевающей в нем любовь к Богу. Так, часто лишь путем переживания тяжких испытаний сердце человека может исцелиться от пристрастий.

    Значение земных пристрастий ярко сказывается при переходе души в загробный мир: тяжело умирать душе, имеющей много земных пристрастий и привязанностей. Благо тем, кто вовремя от них освободится.

 

Слово Митрополита Николая (Ярушевича), Крутицкаго и Коломенскаго (+1961г.) в неделю о блудном сыне

 

ПРОБУЖДЕНИЕ

Когда человек живет, думая о спасении своей души, когда он носит в себе страх Божий, когда он хочет жить по воле Божией, он всегда своими духовными очами видит перед собой Господа. Тогда он неизменно носит в себе память о том, что Всевидящий Господь видит его намерения, его желания, его деяния. И, нося в себе это сознание, такой человек, спасающий свою душу, боится сделать что-нибудь неугодное Богу.

А когда человек забывает и думать о спасении своей души, когда он живет так, как ему хочется, по воле своих страстей и похотей, в нем гаснут порывы к Богу, к небу, он перестает бодрствовать над своим сердцем, и душа его начинает цепенеть и умирать. И чем больше такой человек погружается в бездну грехов своих, тем все более и более он мертвеет своей душой. Память уже не напоминает ему о том, что в нем живет бессмертная душа: его совесть умолкает; сердце такого грешника уже не устрашается тем, что его ожидает суд Божий, и его уже не услаждают священные слова о вечном блаженстве верных детей Божиих. О таком человеке сказано в слове Божием, что он «будто жив», но он «мертв» (Откр. 3. 1).

Конечно, не каждый грешник впадает в состояние такой духовной смерти. Но ведь, дорогие мои, и мы с вами, каждый из нас носит в себе как бы семя, зачатки такой смерти, такого глубокого, беспробудного греховного сна.

Разве это не сон, если мы забываем о том, что нас ждет смерть, что после смерти каждого из нас ожидает отчет перед Лицом Того, Кто дает нам жизнь и прекращает ее?

Разве это не сон, если мы согрешаем сегодня, завтра, послезавтра и уже не думаем о том, что согрешаем, привыкаем к своему греху и смотрим на него как на естественное проявление наших чувств, мыслей и желаний?

Разве это не сон наш, если мы, стараясь питать свою душу земной пищей, тленной, развлекая ее суетой, забываем о том, что наша бессмертная душа нуждается в другой пище — в той духовной пище, какою Господь повелел питать наши души?

Разве это не сон наш, если мы не видим в состоянии своей греховности, что душа наша, как сказано в слове Божием о грешной душе, и несчастная, и жалкая, и нищая, и слепая, и нагая (см.: Откр. 3. 17)?

И как неисчерпаемо Божие милосердие, как неиссякаема Отеческая любовь Господа, нашего Небесного Отца, к Своим детям! Он и грешников не оставляет Своей Отеческой любовью, многолетних беззаконников, лежащих в своих грехах, не покидает Своим Отеческим взором. Ведь Он сказал еще в дни Ветхого Завета: «...не хочу смерти грешника, но чтобы грешник обратился от пути своего и жив был» (Иез. 33. 11). Бог хочет, чтобы ни одна грешная душа не умерла для вечной жизни, чтобы жив был каждый человек, и погрязший в тине своих пороков.

Все вы знаете о блудном сыне, который оставил отеческий дом, в грехах провел годы вдали от родного крова, затосковал об этом крове и вернулся к отцу (см.: Лк. 15. 11—32).

И вот на примере этого сына и на примере его отца мы видим, как любовь Божия ищет грешника и находит его. Отец не выпускал из своего взора блудного грешного сына. Его объятия готовы были открыться навстречу ему, лишь бы только сын вернулся в свой дом.

И пришло время: сын, находясь в далекой стране, после немалого времени служения греху и страстям, услышал в тайниках своей души голос, звавший его вернуться на родину. Этот голос заговорил в нем скорбью и сожалением о загубленных годах, разбудил в нем сознание своей греховности, зажег в нем страх перед Богом. И, как говорит притча, блудный сын «пришел в себя» и сказал самому себе: «Сколько наемников у отца моего избыточествуют хлебом, а я умираю от голода!» (Лк. 15. 17). В душе этого грешника проснулась тоска о тех счастливых днях юности, когда он жил любимым сыном своего отца и когда радостно и покойно было на его душе.

Так любовь Божия хочет спасения грешника. Так Спаситель наш стучится в сердце каждого из нас и зовет вспомнить о своем небесном отечестве, осознать свою духовную бедность и греховность, увидеть свою грязь и спешить вернуться к Отцу, почувствовать, как легко дышится под кровом любимого, родного, любящего и заботливого Отца.

Господь пробуждает сердца от греховного сна разнообразными путями. То Он пошлет нам радость в нашей жизни, чтобы мы, встречая эту радость, переживая ее, вспомнили о Том, Кому мы ею обязаны. То Он потрясает нас каким-нибудь событием в жизни нашей или в жизни окружающих нас, чтобы потрясти нашу спящую в грехах душу. То услышит душа в храме Божием слова молитвы, слова проповеди, и слово Божие дойдет до дна души, коснется самой сокровенной глубины человеческого духа.

И разве не знает каждый грешник о таких минутах в его жизни, когда вдруг может быть, совсем непонятно для него и для окружающих — на его сердце нападает тоска и томление. Всё, чему он служил и что его окружало, кажется ему пустым, суетным, скучным, ненужным; душа его куда-то рвется; его порочная жизнь начинает казаться омерзительной; он хочет вырваться из уз греховных, которыми связаны его сердце, его мысли, его поступки. В грешную душу проникает чувство сознания своих грехов, душа начинает скучать по чистой жизни, по небесному воздуху, по своей вечной родине, по своему Отцу и тянется к своему Творцу и Богу.

И горе человеку, если он не услышит этого голоса Божия, если он оттолкнет руку Божию, в эти минуты протянутую к его грешному сердцу! Еще более окаменеет и омертвеет его душа.

Вы знаете, как блудный сын в далекой стране опомнился и осмотрелся вокруг себя. Это сознание своей греховности, своей беспомощности, этот страх перед будущим, перед вечной гибелью — это начало покаяния и каждого грешника, когда он, приходящий в себя, начинает сознавать свое греховное состояние.

Блудный сын сказал: «Я встану и пойду к отцу моему. Зачем мне оставаться здесь, где после удовольствий и наслаждений я переживаю такую горечь и такие тяжкие страдания? Что меня ждет впереди? Еще больше страданий, еще более горькая участь. Я знаю, что я недостоин прощения у своего отца, я знаю, что заслужил наказание, но от руки любимого отца и наказание будет мне понести нетрудно». Так рассуждал в себе блудный сын.

И так переживает и каждый грешник, обращающийся к своему Небесному Отцу, опуская взор свой в сердце и видя, сколько скверн, сколько зловония скопилось в его душе.

Скажет кающийся грешник: «Где же те удовольствия, те греховные наслаждения, то суетное счастье, за которыми я так гонялся в своих грехах и страстях? Всё это мираж, дым, который разлетелся, и не осталось ничего, кроме тяжелой горечи на сердце. А жизнь не только идет, — жизнь моя мчится и подходит к своему концу. Где моя невинность? Я ее продал за греховные наслаждения. Где дерзновение моего когда-то чистого сердца, с которым я обращался на молитве ко Господу, веруя, что ни одно воздыхание, ни одну молитву, какие исходят из сыновне преданного и любящего сердца, не оттолкнет Небесный Отец? Где плоды причащения Святых Тайн Христовых, которыми я питался много раз в своей жизни?

Пойду я к Отцу моему и скажу: я согрешил против неба и против Тебя, я оскорбил Твою Отеческую любовь, я упорно и долго нарушал те священные обеты, какие я давал в крещении устами восприемника и какие я много раз повторял при таинстве исповедания перед Святой Чашей.

Ты освящал меня благодатью Святаго Духа, а я своими беззакониями сделал внутреннюю храмину черной и смрадной. Я попрал Божественную Кровь Твою, — Господи; я осквернил свою душу, принимающую в себя Божественного Гостя, изгадил ее своими грехами и пороками.

Ты много раз стучался в мое сердце, а я не хотел слушать Тебя. Через ангела-хранителя моего Ты говорил моему сердцу о том, что я иду к погибели вечной, но я не послушался голоса ангела-хранителя. Ты назвал меня Своим сыном, а я в своих грехах и страстях не захотел быть Твоим сыном. Я достоин тягчайшего наказания. Я стою перед Тобой в своих струпьях греховных, ожидая Твоего Божественного суда. Но я знаю, как бесконечно Твое милосердие, и надежда на то, что Ты меня, плачущего о своих грехах, не оттолкнешь от Себя, удерживает меня от отчаяния и приводит к Тебе, к Твоим ногам со всею грязью моей души».

В притче блудный сын хотел сказать своему отцу: «...прими меня в число наемников твоих» (Лк. 15. 19). Он мечтал только об одном: быть хотя бы последним слугой у своего отца в родном доме.

И каждая грешная душа, каясь в грехах, молит своего Небесного Отца: «Омой меня, Господи, благодатью покаяния, оживотвори меня силой Твоей, освяти меня благодатью Святаго Духа Твоего и не лиши меня вечного Твоего Царства. Я недостоин быть с теми святыми, которые окружают Престол Твой, я не смею и думать быть около них, но я молю Тебя: дай мне быть хотя бы последним, но в ограде Царства Небесного, да не останусь я за закрытыми дверями той вечной жизни, в которой Ты, мой Небесный Отец, даруешь вечное счастье всем, кто исполняет волю Твою, кто придет к Тебе с душой, очищенной от своих скверн и беззаконий».

Благо нам, дорогие мои, если эти чувства заполняют наши души. Это — начало покаяния и надо его довершить, довести до конца.

Блудный сын не только сказал сам в себе: «Я встану и пойду», но он встал и пошел, он исполнил то, что хотел исполнить.

И каждый из нас, ища вечного спасения, сознавая свои грехи, плача о них, пусть доведет это свое покаяние до конца, придет в святой храм Божий и склонится перед лицом Небесного Отца с «сокрушенным и смиренным сердцем» (см.: Пс. 50. 19), умоляя Его о прощении и исповедуя перед Ним свои грехи.

Нельзя откладывать не только на годы, но на месяцы, а может быть, на недели своего покаяния, потому что смерть всегда стоит рядом с кем-нибудь из нас.

Вот вчера молились с верующим народом в храмах Москвы два пастыря, а сегодня ночью один в два часа, а другой в пять часов — внезапно отошли ко Господу. Так смерть стережет человека.

И пока мы живы, пока Господь еще терпит нас на земле не по грехам нашим, надо спешить принести Богу покаяние, надо слезным раскаянием омывать свою грязную, грешную душу. А Отец Небесный, как Отец чадолюбивый, обнимает каждого кающегося и плачущего перед Ним грешника. Он дарует нам ту радость прощения, с которой не может сравниться никакая земная радость.

1952 г.


Слово Протоиерея Вячеслава Резникова (+2011г.) в неделю о блудном сыне


          Сегодня, как и в прошлое воскресение, перед нами два человека, два сына одного отца. Детство и юность провели в отчем доме, были воспитаны настолько хорошо и правильно, насколько это вообше возможно.

 

          Воспитание играет огромную роль. Но приходит время, когда с родителей снимается ответственность за детей, когда молодой человек должен сделать свободный выбор и нести за него ответ. И выбор этот может быть вопреки всему, что можно было бы ожидать, причем, как в лучшую, так и в худшую сторону.

          Так сделал свой выбор младший сын. Сначала он сказал: «Отче! Дай мне следующую мне часть имения. И отец разделил им имение». А «по прошествии нескольких дней», «собрав все, пошел в дальнюю сторону и там расточил имение свое, живя распутно».

          А что же отец? Конечно, когда сын потребовал свою часть, он знал, что последует далее. Но он ничего не говорит, ни от чего не предостерегает, не бранится и не употребляет силу. Если вся предыдущая жизнь, совместные труды и молитвы не смогли предопределить благого выбора, то о чем еще говорить?

          Далее — закономерный путь падения. Все промотал, погрузился в нужду, почувствовал необходимость за кого-то уцепиться в чужой земле. А тот — ничего лучше не придумал, как послать «пасти свиней». И вот, пределом мечты стало «наполнить чрево свое рожками, которые ели свиньи».

          Что впереди? Судя по обычному ходу вещей, только бороться за свое «законное право» есть из свиного корыта и изощрять ум для достижения этой цели.

          Но случилось чудо. Блуждавший до сих пор по чужой стороне вдруг пришел... Не куда-то, а «в себя»! В себя самого. Пришел к исходной точке своих странствий, в то место, откуда вышло желание идти погибельным путем. Пришел, чтобы снова принять решение.

          И тут словно ожило и заработало все некогда полученное в родительском доме. «Пришед же в себя, сказал: сколько наемников у отца моего избыточествуют хлебом, а я умираю от голода! Встану, пойду к отцу моему и скажу ему: отче! Я согрешил против неба и пред тобою, и уже недостоин называться сыном твоим; прими меня в число наемников твоих».

          Решил и пошел. А отец уже с полпути выбежал навстречу, и не дав даже договорить, приказал одеть в лучшую одежду и устроить пир.

          Но тут выходит на сцену старший сын, который никуда не уходил, отчей воли не нарушал, наследства не пропивал, ни в чем дурном замечен не был. Этот сын, возвращаясь с трудов, услышал о причине праздничного шума, и до глубины души возмутился такой «несправедливостью». Он отказался войти и принять участия в общей радости, что брат его «был мертв и ожил, пропадал и нашелся».

          Поведение этого сына тоже довольно неожиданно. Оказывается, и он в доме отца не научился главному, не научился любить. Поистине, нет на земле Царствия Божия, и даже в идеальных условиях не вырастают идеальные люди. Время этой жизни отпущено для познания и для изживания грехов.

          Но что теперь старший сын? Войдет ли он все-таки в общую радость, или тоже уйдет странствовать «на страну далече», расточать все приобретенное былым трудом? Но он уйдет уже не в телесные, а в духовные, богоборческие блудилища, где отвергают Божественный порядок мира, где говорят: «нет правды на земле, но правды нет и выше»!

          Ведь отец этих двух братьев — еще и наш общий Небесный Отец

          Эта притча для всех.

          И — чтобы удержать от плотских падений: смотри, непременно дойдешь до свиного корыта.

          И — чтобы сказать тем, кто все же пал: главное — не отчаивайся! Небесный Отец всегда ждет, и всегда на небесах радость «и о едином грешнике кающемся».

          И — чтобы тот, кто не пал, не возгордился бы, и не проникся презрением к тому, кто смиренно просит прощения, и к тому, кто от всего сердца прощает.

          Рассказана эта притча и для тех отцов и матерей, чьи дети все же пошли «на чужую сторону». Надо верить и в силу всего доброго, вложенного в детей, и в любовь Небесного Отца, Который всегда рядом с заблудшим, и все делает, чтобы обратить и спасти.

          Будь только сам готов принять его в любой момент и в любом виде, в котором он к тебе возвратится.

 

Поучение Епископа Иустина (Полянского), Уфимского и Мензелинского (+1903г.) в неделю о блудном сыне

    

На спасения стези настави мя, Богородице: студными бо окалях душу грехми, и в лености все житие мое иждих. Но

Твоими молитвами избави мя от всякия нечистоты.

Продолжая приготовлять нас к покаянному времени св. поста, святая Церковь предлагает ныне вниманию нашему для поучения Евангельскую притчу о блудном сыне.

          У одного человека было два сына; жили они у отца своего мирно, покойно, во всяком довольстве, и время их проходило благополучно. Но вот младшему сыну не понравилась такая мирная жизнь. Он начал просить у отца принадлежащую ему часть имения. Не хотелось отцу отпустить от себя неопытнаго в жизни сына; но усиленныя просьбы сына превозмогли. Разделено было имение, часть младшаго отдана ему вся сполна, и он отпущен. Куда же пошел он? Конечно, куда-нибудь подальше с глаз отеческих, — на страну далече. В этой далекой стороне юноша начал жить в свое удовольствие, как ему хотелось; а удовольствия, как это обыкновенно бывает, потребовали много расходов. Ничего не жалел блудный сын, лишь бы пожить, что называется, всласть. Но ненадолго хватило ему имения его, — скоро все промотал и сделался совершенно нищим. Что было ему делать? Помощи ни откуда. Надо было наниматься в работники. Нанялся, и его послали стеречь свиней. А тут настал в стране той голод, и ему не давали даже хлеба, — он вынужден был питаться тем кормом, какой ели свиньи. Какое ужасное унижение и безобразие! Больше унизиться человеку, кажется, уже и нельзя!

          Не та же ли история повторяется и между нами грешными?! Выходим мы из купели чистыми и непорочными, как Ангелы Божии — сыны Божии; потом сердобольные родители наши, особенно родительницы, начинают нас не столько воспитывать, сколько питать, приучать к разным лакомствам, к изнеженности, подражают детским капризам, доставляют все угодное им, не возбраняют и шалостей, даже иногда утешаются изобретательностию их, — все им в милых детках кажется хорошим, во всем потакают им, а наказать — Боже сохрани, какое бы ни учинил безобразие ребенок. Так большею частию в наше время питаются и ростут дети. И выростают из них большие самовольники, с большими задатками всех возможных пороков. Так поступают и в школу; а в школе еще с большею свободою развивают в себе задатки, полученные в домах родительских; мало того, приобретают уже и видимо дурныя наклонности, да еще научаются скрывать их со всем школьным искусством и хитростию; а там загораются у них уже и разныя страстныя и порочныя наклонности. Обуздать их некому: у родителей всеми нежностями выманивают всепрощение и поблажку; а школьное начальство и чуждые воспитатели или ничего за ними дурного не знают, или стараются не знать, чтобы не компрометировать себя и своей школы, дают им отличныя отметки. При таких условиях страсти и пороки свободно выростают, крепнут, раскрываются во всей силе и безобразии. Дети возмужали: мнение народное им нипочем; воспитателей и знать не хотят; родители теперь им вовсе не нужны, они всеми возможными мерами стараются вырваться из их рук, освободиться из-под их власти; одно им нужно — средства к веселой и разгульной жизни; богатым и это легко удается — вымануть у своих родителей, а бедные не задумываются и на чужой счет пожить в свое удовольствие. Благо ученые и с правами, — как не доверить им?! У воспитавших себя так одно на уме: почить на мнимых лаврах, безпрепятственно и беззаботно предаться всем возможным страстям и порокам; и предаются. Вот вам и блудные сынки! Они на стране далекой от дома отеческаго, от св. Церкви, которая представляет на земле Дом Отца небеснаго, гуляют себе и наслаждаются всеми благами мира прелюбодейнаго и во зле лежащаго, пока не истощают себя и всего своего в греховных удовольствиях. И сколько ныне между нами таковых!...

          Но блудный сын, по Евангелию, наконец одумался, пришел в себя, горько раскаялся, возвратился к отцу своему и милостиво был принят им под кров отеческий. А мы-то с вами, возлюбленные, одумаемся ли когда; дети-то наши, это юное поколение наше, одумаются ли, придут ли когда-нибудь в себя, сознают ли все свое безобразие и крайне опасное бедствие, раскаются ли, возвратятся ли к отеческому милосердию Божию? Это грозный вопрос! Но без этого — одна вечная, невозвратная погибель.

          Что же нам делать? Можем ли мы исправить себя, одуматься, раскаяться? Если и можем, то не подумайте, что можем это сделать сами собою, нет; мы крайне слабы для добрых дел, — наша греховность обратилась нам во вторую природу, мы совершенно безсильны, без помощи Божией, покаяться и исправиться. Зная наши немощи и безсилие на дела благая, мать наша, св. Церковь, с умиленною молитвою, ведет нас к Божией Матери — всемощной Заступнице, Споручнице, Руководительнице грешных.

          На спасения стези настави мя, Богородице! Так заставляет нас Церковь прибегать за помощию к Царице Небесной. Царице моя преблагая, Надеждо моя, Богородице, от многих моих грехов немощствует у меня тело, немощствует и душа моя, я так слаб и безсилен в деле спасения моего, что и самаго пути ко спасению не вижу и не найду, тем более не могу идти по пути сему. О, Всеблагая! Сама наставь меня на путь спасения и веди по нему.

          Студными бо окалях душу грехми, и в лености все житие мое иждих. Какими скверными и безстыдными делами греховными я не запачкал себя? И душа моя сквернава, и тело мое все осквернено греховными пакостями!.. А леность моя так велика, что всю жизнь мою я проспал непробудным сном греховным!..

          Но твоими молитвами избави мя от всякия нечистоты. Сам я и думать не смею и приступить не умею к очищению своему от нечистот греховных. К Тебе прибегаю, чистей; Ты мя очисти, Сама очисти, избавь меня от всякия нечистоты!..

          Отложив всякую гордость и удобь-обстоятельный грех, будем, в течение всего поста, непрестанно так молиться к Царице Небесной из глубины души и сокрушеннаго сердца; и Милосердая Владычица, без сомнения, услышит молитву нашу и Сама избавит нас от всякой нечистоты греховной!.. Куда уж нам гордиться, когда все мы, как блудный сын, в бездне греховной погрязли и валяемся в ней?? 

          Аминь.

 


 




 Главная Назад Наверх Печать