Главная
 Расписание
 Управление
 О православии
 Проезд
 Контакты
 Фотоальбомы
 Книжная лавка
 Духовенство
 История прихода
 Сестричество
 Приходская школа
 Православный киноклуб
 Канадская епархия
 Приходской хор
 Приход Роуден
 Приход Лашин
 Церковный этикет
 Великий пост
 Пожертвования
 Дискуссионный онлайн форум
  Архив новостей
 Проповеди от Святой Пасхи до Великого поста
 

Поучение Священномученика Фаддея (Успенскаго), Архиепископа Тверскаго (+1937г.) в праздник Покрова Пресвятыя Богородицы

 

Небесный Покров над нами Ныне вспоминаем мы о дивном видении в церкви Влахернской в Константинополе в начале X века. В то время сарацыны напали на Византию, разоряли и грабили ее. В церкви Влахернской, которую преславила Богоматерь дивными чудесами, в которой хранились риза Ее и пояс, за воскресным всенощным бдением молился великий подвижник Христов, св. Андрей Христа ради юродивый. И вот представилось Ему дивное видение: он увидел Богоматерь в воздухе, сопровождаемую Предтечею Господним, ап. Иоанном Богословом, ликами Ангелов и святых. Она молилась со слезами за народ, потом вошла в алтарь, представ пред престолом Сына Своего и Бога. Выйдя из алтаря, Божия матерь распростерла над молящими свой омофор (головное покрывало), блиставший светом, и сделалась невидимою. Опасаясь, не было ли это видение вражеским обманом, св. Андрей спросил стоявшего рядом ученика своего Епифания: «Видишь ли Госпожу и Царицу всех, молящихся за мир?» И получил ответ: «Вижу, отче, и ужасаюсь». Так ради удостоверения в истинности видение имело двух свидетелей. Истинность видения подтвердилась и последующими событиями: сарацыны были побеждены. В этом видении было открыто то, что всегда происходит в Церкви Небесной: она непрестанно молится за Церковь земную. За нас молятся Ангелы, святые, и прежде всего Богоматерь. Видение св. Андрея было в начале X века, а о распростертом над миром Покрове Богоматери открыто было людям с дней глубокой древности. Так уже ветхозаветный патриарх Иаков видел таинственную лестницу, восходившую от земли до небес, по которой нисходили и восходили Ангелы Божии, а на вершине ее был Сам Господь. Кого могла означать эта лестница, как не Богоматерь, Которая соединила Бога Вышнего с живущими на земле через воплощение от Нее Сына Божия? Ангелы Божии восходили и нисходили по лестнице не для того ли, чтобы исполнять волю Божию о спасении людей, как говорит св. апостол, «не все ли они суть служебные духи, посылаемые на служение для тех, которые имеют наследовать спасение?» (Евр. 1, 14). Или как говорил о том еще Давид псалмопевец: «Ополчится Ангел Господень окрест боящихся Его и избавит их!» Но открыто ли было блаженному Андрею то же, что видел уже патриарх Иаков, - небожители служат спасению людей, как ополчение Божие, около их ополчащееся (Быт. 32, 1-2; Пс. 33, 8), и прежде всего служит этому спасению таинственная Лестница, Богоматерь, как бы помогающая Ангелам восходить и нисходить для служения спасению человеческому. Законодатель народа еврейского Моисей получил от Бога повеление устроить ковчег завета, верхняя крышка которого была осеняема Херувимами. И опять кого означал ковчег завета, как не Богоматерь, «одушевленный кивот» святыни? В ковчеге все напоминало о великой тайне Боговоплощения, которой послужила Богоматерь. Хранившаяся в нем стамна (Сосуд, в котором в ветхозаветном храме в ковчеге завета хранилась манна, которую посылал Господь евреям в пустыне.) с манной - образ Богоматери, вместившей в Себе «хлеб жизни, сходящий с небес» (Ин. 6, 51), который есть плоть Христова, восприятая от Богоматери. Жезл Ааронов процветший знаменовал то, что из неплодного корня человечества произрастет жезл - Богоматерь, из Нее же Цвет жизни Христос, плодами духовной жизни обогативший вселенную. Скрижали Завета тоже предуказывали «Слово жизни во утробе Вместившую». Ковчег был главною святынею, над которой возносились моления. Пред ковчегом, сокрытым завесою, совершал каждение священник, а народ призывали: «Возносите Господа Бога нашего и поклоняйтеся подножию ног Его, яко свято есть» (Пс. 98, 5). На крышку ковчега кропил жертвенною кровию первосвященник, однажды в год, в день очищения входя во святое святых. Если же ковчег был главной ветхозаветной святыней при возношении молений людских к Богу, то не ясно ли предуказывало это, что такое посредство в Новом Завете будет принадлежать одушевленному Ковчегу, Богоматери? Осенение крышки ковчега Херувимами не свидетельствовало ли, что небожители будут сопредстоящими и сослужащими при этом вознесении молений от Ковчега Нового Завета? Блаженный Андрей видел Богоматерь, сопровождаемою Иоанном Предтечею и Иоанном Богословом, - взамен Ангелов бесплотных явились люди, достигшие достоинства ангельского. Кроме этих образов было и прямое дивное пророческое слово о молитвенном предстательстве Богоматери: «предста Царица одесную Тебе» (Пс. 44, 10). Кому предстала Она? Какому престолу? Об этом сказано в псалме выше: «Престол Твой, Боже, в век века: жезл правости, жезл Царства Твоего... посему помазал Тебя, Боже, Бог Твой елеем радости более соучастников Твоих» (Пс. 44, 7-8). Какая же Царица могла предстать Престолу Небесного Царя Христа? Не одна ли Богоматерь? И для чего предстояла Она, как не для того, чтобы, войдя в царственную Славу, возносить ходатайственные моления о грехах людских, как сказано в том же псалме: «богатейшие из народа будут умолять Лице Твое» (Пс. 44, 13). Если Сам Христос предстал Престолу Отца Своего Небесного «во дни плоти Своей, с сильным воплем и со слезами принес молитвы и моления Могущему спасти Его от смерти; и услышан был за Свое благоговение... сделался для всех послушных Ему виновником спасения вечного» (Евр. 5, 7-9), то не становится ли понятным, что и Богоматерь должна была предстать Престолу Сына Своего со слезами, как то и видел святой Андрей? Если все это было открыто людям ветхозаветным, то могло ли быть скрыто от новозаветного тайнозрителя Иоанна? Действительно, изображая грядущие на вселенную бедствия, он видит и то, как явится на небо Ковчег Завета в Храме небесном. Что это за Ковчег и откуда он, если уже во втором храме Иерусалимском, который построен был по возвращении евреев из плена Вавилонского, ковчега завета не было? Время прообраза прошло, и стала на месте его Истина, вместо рукотворного ковчега явился Ковчег одушевленный, Богоматерь, бесконечно превосходившая Свой прообраз. Не явилась ли ап. Иоанну в образе Ковчега Богоматерь на небе, чтобы отводить, смягчать громы и молнии бед, грядущих на мир? И тайнозритель, как бы объясняя видение Ковчега, продолжает: «И явилось на небе великое знамение: жена, облеченная в солнце; под ногами ее луна, и на главе венец из двенадцати звезд» (Апок. 12, 1). Кто эта жена, как не Богоматерь, облеченная в Солнце правды Христа, вошедшая в Его Божественную Славу? Луна под ногами Ее не образ ли попираемой Ею земной славы, преходящей, являющейся лишь отблеском Света истинного, Который просвещает всякого человека, приходящего в мир (Ин. 1, 9)? Венец на 12 звезд на главе Ее не апостолы ли Христовы, лучший венец, украшение Церкви, Матери всех чад, от Бога родившихся, усыновленных Христом со Креста Богоматери, Которая, как Матерь жизни, явилась началом Церкви? И не для того ли явилась на небе Жена, облеченная в Солнце, чтобы ходатайствовать за усыновленных чад Своих, которые должны были пройти через муки рождения, чтобы найти себе истинный покой у Престола Божия (Апок. 12, 2-5)? Вот сколько, кроме видения св. Андрея и Епифания, свидетельств о Покрове Богоматери, заключающихся в Самом Слове Божием Ветхого и Нового Заветов! Облако свидетелей небесных, притом столь древних, не должно ли усиливать нашу радостную уверенность в вековечной истине светлорадостного видения, бывшего блаженному Андрею и Епифанию? Как отрадно для верующего сердца то, что во мрак стеснивших человека отовсюду скорбей и бед жизни, часто кажущихся безысходными, всегда может проникнуть луч радостного света с небес! Молитвы и ходатайства немощных духовно людей бывают иногда бессильны рассеять этот мрак, но неужели напрасно ходатайство Богоматери, пред Которою Сам Божественный Сын Ее является как бы Должником? Ее ходатайство сильно облегчит скорбь и беды нашей жизни. Если же они необходимы, как спасительное горькое врачевство против самых опасных болезней греховных, то Божия Матерь облегчит нам перенесение горестей жизни, поможет им оказать свое целительное действие. Ее ходатайство может умалить меру назначенных нам скорбей жизни, озарить ее лучами небесной, необманчивой радости. Пусть Небесный Покров незрим, но и незримое может быть ощутимо. Присмотревшись внимательнее к своей жизни, мы увидели бы среди скольких бед и смертей мы ходим, и они каким-то чудесным образом нас минуют. Иногда промелькнет в сознании неведомо откуда пришедшая спасительная мысль и поможет найти выход из стеснивших отовсюду бед. Иногда наши желания наталкиваются на неожиданные препятствия, и мы готовы бываем роптать, раздражаться, а потом с крайним удивлением замечаем, что какая-то неведомая рука через эти препятствия отвела нас от большой беды. Иногда неожиданные встречи, обстоятельства жизни как бы случайно расстраивают давно составленные нами планы действий, и мы, вдруг осознав пагубность своих планов, готовы бываем говорить: «Человек предполагает, а Бог располагает». И сколько еще можем мы приметить случаев незримого водительства нашею жизнью, узреть очами веры распростирающийся над нею Небесный Покров! Надо нам хранить и оживлять в сердцах своих веру в этот Покров, без которой потеряем мы светоч жизни, останемся беспомощными среди людей и обстоятельств, враждебных нам, потому что каждый кругом заботится о себе самом, тогда как небожители заботятся не о себе, а о братии меньшей, бедствующей в плавании житейском, терпящей постоянно кораблекрушения в жизни, не могущей никак достигнуть спасительной пристани. К небожителям будем чаще и с большею верою взывать. Будем молить Богоматерь: «Покрый нас честным Твоим Покровом и избави нас от всякого зла, молящи Сына Своего, Христа Бога нашего». (Тропарь праздника Покрова Божией Матери.) Тверь.

 

1 октября 1928 года. Проповедь архиепископа Александра (Семенова-Тянь-Шанского), Зелонского (+1979г.) в праздник Покров Пресвятыя Богородицы

 

Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Сказание о видении Пресвятой Богородицы, осеняющей Своим покровом молящихся в храме, видении, которое удостоились увидеть блаженный Христа ради юродивый Андрей и друг его, русский народ воспринял как знамение о помощи Пречистой всему страждущему миру. Не раз различные учители церкви указывали, что не следует понимать заступничество Богородицы, как заступничество или даже защиту от Бога, Который бесконечно милосерд, благ и справедлив. Любовь, милосердие Пресвятой Девы это дар Божий, который Она взыскала и обрела так, как могут и должны обрести его все люди. Нельзя никак противопоставлять милосердие Матери Божией милосердию Бога. И, несмотря на это, Она все же справедливо именуется нашей Заступницей и нашим Покровом. Кое-кто из церковных писателей указывает, что покров Божией Матери ограждает нас от слишком яркого для нас, грешных, нестерпимого света Божественной славы. Не было бы этого легкого покрова, мы бы сгорели от обращенного на нас пресветлого Божьего Ока, от лучей Его правды и любви. А покров Владычицы дает нам возможность воспринимать этот свет каждому в меру его сил, постепенно приучая нас к восприятию все большего и большего света. Мысль эта глубокая. Ведь нельзя забыть, что это Богородица исткала плоть для Сына Божия вочеловечившегося и тем дала возможность видеть и слышать Самого Бога, и даже вкушать Его Пречистое Тело и Кровь. Это все верно. Но есть и другая особая милость Божия в дарованной нам возможности обращаться к Пресвятой Богородице, просить Ее покровительства. В обращении к Богородице, в любви и в доверии к Ней находит свое не только завершение, но преображение любовь к матери, любовь к родимой. Слово мать свято для каждого человека. Но именование Божией Матери еще святее. Мать порождает нас к жизни земной, от нее обретаем мы великий дар жизни. А через Божию Матерь открывалась нам всем и даруется жизнь вечная - Христос. И мы вправе обращаться к Ней как к Матери. Сам Господь усыновил нас Ей в лице любимого ученика Своего Иоанна в тот страшный час, когда Она расставалась с Ним, как со Своим Сыном, Единственным данным Ей. Но тогда и совершилось чудо. Расставшись с Ним, как с земным Своим Чадом, самым любезным из всех любезных, Она обрела всех верующих в Него, как чад Своих, стала новой Евой, Матерью всех живущих. Слово Архиепископа Димитрия (Муретова) Херсонскаго и Одесскаго (+1883г.) в день Покрова Пресвятыя Богородицы Величаем Тя, пресвятая Дево, и чтем покров Твой святый. Что это за покров пресвятой Девы, Матери Божией? Это — Ея всемощное ходатайство пред Сыном Ея и Богом, которым покрываются немощи и грехи человеческие пред взором Божественнаго Правосудия, ради котораго продолжается время долготерпения Божия к миру, лежащему во зле, ради котораго Господь щадит нас и милует, продолжает сиять солнце Свое на злыя и благия и дождить на праведныя и неправедныя. Это — Ея матернее милосердие, которое охраняет и покрывает нас от всякаго зла, милует и ущедряет нас многоразличными дарами благости Божией, доколе не переполнится мера грехов наших, доколе неправды человеческия не возопиют на небо громким голосом и не отвратят от нас милосердаго Ея взора. Над кем простирается этот благодатный покров Матери Божией? Над Церковию Божественнаго Сына Ея, Господа Иисуса Христа, которая есть тело Его, которой, потому самому, пресвятая Матерь Господа есть благодатная Матерь и Царица. Посему и мы все, братие мои, доколе пребываем членами Церкви Христовой, храним св. веру в Господа Иисуса Христа, последуем Его божественному Евангелию, участвуем в Его благодатных и спасительных таинствах, — находимся несомненно под благодатным покровом Матери Божией. Отчего же, подумаете, многие как бы вовсе не примечают над собою сего благодатнаго покрова Матери Божией? Оттого, что не могут ни видеть ни ощущать благодатных действий по неспособности, ни принимать даров Божиих по недостоинству. Чтобы видеть свет, нужно здравое око; чтобы слышать звук, нужно здравое ухо. Духовное око ума нашего есть живая вера, как извещение уповаемых, вещей обличение невидимых. У кого это око ума светлее, у кого чище, тверже и совершеннее вера, тот видит более, прозревает далее. Тот во всем окружающем его мире усматривает присносущную силу Божию, которая все содержит, все оживляет, всем управляет по законам премудрости, благости и правды; тот и в самых обыкновенных, повидимому, обстоятельствах жизни своей, видит всеуправляющий перст Божий, действующий сокровенно, невидимо, таинственно, но тем не менее действенно, животворно и спасительно. Тот предает всецело и себя, и всю жизнь всеблагой воле Господа Иисуса Христа и пречистой Его Матери, во всем полагается на Ея премудрость, всего ожидает от Ея благости и милосердия. Напротив, у кого сие око ума ослеплено или прахом суеты и страстных увлечений, или мраком суеверия и тьмою неверия, тот, кроме грубаго вещества в мире, мертвой необходимости в явлениях природы и слепаго случая в обстоятельствах собственной жизни, не видит ничего. Св. Давид живою верою предзрел Господа пред собою выну, потому и видел над собою покров милости Божией во всех обстоятельствах своей жизни. Господи, исповедует он, искусил мя еси, и познал мя еси. Ты разумел еси помышления моя издалеча, стезю мою и уже мое Ты еси изследовал, и вся пути моя провидел еси. Не утаися кость моя от Тебе, несоделанное мое видесте очи Твои. Господи, упование мое от юности моея, от чрева матере моея Ты еси мой покровитель: о Тебе пение мое выну (Псал. 138, 1. 2. 3. 15-16; 70, 5-6). Напротив, те безумцы, о которых упоминается в книге Премудрости Соломоновой, погрязши в тине чувственных наслаждений, ослепленные тьмою неверия, утешали себя тою кощунственною надеждою, яко самослучайно рождени есмы, и посем будем якоже не бывше, и дух наш разлиется яко мягкий воздух, яко жребий человеку и жребий скотом жребий един есть. Слух души нашей есть совесть и сердце. У кого чище и светлее совесть, сердце нежнее и чувствительнее, внутреннее чувство тонее и благочестивее, тот живо ощущает всякое прикосновение высшей силы, ясно примечает всякое действие благодати всесвятаго Духа Божия, тот и в самых сокровенных движениях сердца своего — светлых или мрачных, добрых или злых, ощущает присутствие или Духа Божия, или духа лукаваго. Напротив, у кого совесть омрачена злыми делами, сердце заглушено шумом страстей и порочных вожделений плоти, внутреннее чувство изсохло и загрубело от зноя самолюбия и корыстолюбия, тот не чувствует иногда и самых сильных толцаний благодати Божией в его сердце, не сознает и самых поразительных действий или благости и милосердия, или гнева и прещения Божия, подобно как камень не чувствует ни благотворнаго падения дождя, ни сильных ударов молнии. Таким образом, можно даже дойти до такого состояния, что не только не будешь видеть или чувствовать над собою, но и вовсе лишишься благодатнаго покрова Матери Божией. Малыя, повидимому, сомнения и недоумения о предметах веры Христовой порождают охлаждение веры, потом маловерие, и наконец, неверие и ожесточение, которыя отторгают нас от животворной лозы — Господа Иисуса Христа, делают сухими ветвями в вертограде Христовом, годными только для сожжения. Малые, повидимому, слабости и пороки, не исправляемые благовременно, делаются, мало по малу, сильными, увлекающими наклонностями, потом закоренелыми привычками и страстями, которыя умерщвляют все доброе, делают нас мертвыми пред Богом, отчужденными от жизни Божией и чуждыми заветов обетования. О таких-то людях говорит Сердцеведец Господь: вем твоя дела: имя имаши, яко жив, а мертв еси. Мертв он сердцем; ибо не трогают его ни убеждения, ни угрозы евангельския, ни радостныя обетования жизни вечной, ни страшныя прещения вечных мучений. Мертв умом своим; ибо не сознает и не разумеет того, что яснее солнца открыто нам в Слове Божием, не видит разверстой под стопами его бездны погибели. Мертв своею совестию; ибо она безсильна против вопля страстей, спит, как обуморенная, и не чувствует в себе язв греховных. Мертв своим желанием; ибо оно движется не к делам света и жизни, святости и правды, а к мертвым делам тьмы и нечестия, неправды и беззакония. В таком состоянии достоин ли человек, хотя бы и назывался христианином, благодатнаго покрова Божией Матери? Честнейшая херувимов может ли покровительствовать беззакониям, которыми второе распинают Сына Ея и Господа? Пречистая и пренепорочная Дева может ли взирать благоволительным взором на нечистоту и смрад греховный? Нет, не милости, а гнева, не покрова и заступления, а конечнаго отвержения должны ожидать от Нея нераскаянные грешники. Посему то и нужно, братие мои, хранить, во-первых, веру свою, яко зеницу ока, не предаваться сомнениям, колебаниям, недоумениям о предметах веры христианской, которыми диавол силится отвлечь нас от истины и запутать в сетях лжи и заблуждений. Тем паче должно закрывать и отвращать слух свой от глумления и кощунства тех сожженных совестию людей, которые, поработившись страстям и плотским похотям, ищут успокоения своему духу не только в собственном неверии, но и в развращении других. Святое Евангелие, которому веруем, есть живое и живоносное Слово Единороднаго Сына Божия, который сотворил нас вначале, искупил нас падших Своею божественною кровию и будет судить нас в последний день: небо и земля прейдут, словеса же Его не прейдут. Нужно, преимущественно, хранить свою совесть в чистоте и святыне, или же очищать ее благовременно от скверн греховных банею истиннаго покаяния. Чистая совесть, братие мои, есть такая драгоценность, еяже в мире ничтоже нужнейши, как говорит один св. муж. С нею можем провести жизнь свою в мире и спокойствии, хотя бы не только все скорби и бедствия земныя, но и все силы вражия вооружились на нас. С нею безтрепетно и с благодарением сретим и смерть свою, как друга и благодетеля, когда бы и где бы она ни постигла нас. С нею непостыдно предстанем и на страшный суд Божий в уповании оправдания и жизни вечной. Напротив, не заботясь очищать совесть свою слезами покаяния, опускаясь все глубже и глубже в бездну нечувствия и окаменения сердечнаго, долго ли дойти, наконец, до ужаснаго состояния тех людей, которых Апостол называет сожженными совестию, которых ожидает огнь вечный, уготованный диаволу и аггелом его? Нужно, наконец, умягчать свое сердце, возвышать и облагороживать свое внутреннее чувство любовию к ближним, милосердием и сострадательностию к несчастным, чтоб уготовить душу свою в достойную обитель всеблагаго Духа Божия, чтобы сделать сердце свое способным чувствовать и наслаждаться духовными благами, которыя приносит Дух Божий душе верующей. Ибо можно ли ощутить в сердце своем благодатный мир Божий, превосходяй всяк ум, тому, кто не примирился искренно с соперником своим, не отпустил от всего сердца причиненнаго ему оскорбления и обиды? Можно ли восчувствовать все блаженство прощения грехов своих тому, кто не простил сам должнику своему неоплатнаго долга, кто не избавил когда-либо несчастнаго из темницы, куда заключило его корыстолюбие и лихоимство, у кого в сердце таится зависть, недоброжелательство и злоба к ближнему? Можно ли постигнуть, сознать и восчувствовать все величие безконечной любви Божией к нам грешным, и упиться, по выражению Пророка, чувством благоговения и восторга тому, кто не расширил сердца своего любовию ко всем собратиям своим — человекам, не возвышался духом до той высоты самоотвержения и любви, на которой человек готов душу свою положить за братию свою; кто не обнимал искреннею любовию самых врагов своих, не молился от всего сердца за ненавидящих и обидящих его? Способен ли наслаждаться чистою и святою радостию о Господе тот, кто сам не обрадовал плачущаго, не утешил скорбящаго, не осчастливил несчастнаго, не сочувствовал всем сердцем ни скорби, ни радости своего ближняго? Очерствевшее и оземленившееся сердце себялюбиваго и корыстолюбиваго человека способно ли дышать этими небесными чувствованиями мира и радости о Дусе Святе? Вот, почему, братие мои, св. Церковь поучает нас прежде и паче всего умолять пресвятую Матерь Божию о том, чтобы Она воздвигла нас из глубины греховныя, просветила сердечныя очи наши ко зрению спасения, оживотворила сердца наши духом благочестия и страха Божия, духом чистоты и правды, духом любви и милосердия. Будем просить у Нея этого первейшаго блага! Тогда будем способны и достойны видеть и ощущать благодатный покров Ея над собою. Аминь.

 

Слово Архиепископа Аверкия (Таушева), Сиракузскаго и Троицкаго (+1976г.) в Праздник Покрова Пресвятыя Богородицы

 

«Дева днесь предстоит в церкви, и с лики святых невидимо за ны молится Богу»... (Кондак праздника Покрова). Неужели это правда? Неужели Сама, «Вышшая небес и чистшая светлостей солнечных», всякое прошение Которой исполняется Божественным Сыном Ея, принимает участие в нашей церковной молитве? Неужели Она, бывшая Сама «одушевленным храмом Небеснаго Царя», входит в наши убогие, рукотворенные храмы и молится здесь вместе с нами и подобно нам за нас, грешных? Да, это так! В этом удостоверяют нас многия события из жизни святых и, в особенности, замечательное событие, воспоминаемое 1-го октября по ст. ст. — в день праздника Покрова Пресвятыя Богородицы. Давно это было — около тысячи лет тому назад. Во Влахернском храме в Константинополе, где хранились великия святыни — риза Богоматери, Ея омофор, или головное покрывало, спускавшееся на плечи, и часть пояса, — совершалось всенощное бдение. На бдении присутствовал великий праведник того времени блаженный Андрей, Христа ради юродивый, вместе с своим учеником Епифанием. И вот, в 4-м часу ночи им представилось дивное зрелище. От царских врат шествовала величественная Жена, окруженная страшной свитой. Честный Предтеча Господень и Апостол Иоанн Богослов поддерживали Ее под руки, а множество святых в белоснежных одеждах окружали Ее, воспевая гимны и священныя песни. Когда Она приблизилась к амвону, блаженный Андрей, как бы не доверяя очам своим, спросил Епифания: «Видишь ли Госпожу и Царицу Mиpa?» — «Вижу, отец мой духовный», отвечал тот: «вижу и ужасаюсь». И вот, пока они смотрели, Она, преклонив колена, молилась долго-долго, обливая слезами Свое Боговидное и Пречистое Лице. Окончив здесь молитву, подошла затем к престолу — молилась и тут столь же горячо за предстоящий в храме народ. По окончании молитвы, Она сняла с Себя блиставшее на подобие молнии, великое и страшное покрывало, которое носила на Пречистой Главе Своей, и, держа его с великой торжественностью Своими пречистыми руками, простерла его над всем стоящим в храме народом. И долгое время, пока видима была Пресвятая Богородица, видно было и это распростертое над народом покрывало, излучавшее из себя молниевидную славу Господню... Так наглядно, по изволению Божию, было показано людям покровительство Божией Матери всему христианскому роду, а наипаче — молящимся в храме. Много и других подобных видений и случаев известно, из коих мы со всею очевидностью убеждаемся, что Пречистая Матерь Божия — действительно Покровительница наша, а, в особенности, покровительствует Она всем любящим церковную молитву и никогда не оставляет без Своей помощи и всесильнаго заступления всех усердно молящихся в храме Ея. Вникнем в это по-глубже, бpaтиe! Сама Пречистая Дева с безчисленными ликами Святых входит в наши храмы, когда мы совершаем в них богослужения, и молится с нами и за нас, окаянных грешников. Разумно ли, после этого, пренебрегать храмом и чуждаться молитвы церковной? Сама Царица небесе и земли до того снисходит к нам, грешным, что приходит в наши убогие храмы и проливает за нас горячия слезы материнской молитвы, содействуя тем и нашим собственным молитвам невозбранно возноситься к престолу Божию. Она простирает над нами чудодейственный омофор Свой, показывая этим Свое особенное покровительство и заступничество всем, кто любит молиться в храме, а мы так часто оказываемся столь черствыми и неблагодарными, столь безчувственными и слепыми, что не ценим этой великой любви Богоматери к нам, скверным грехолюбцам, пренебрегаем молитвой церковной, и в те дни и часы, когда в храме совершается богослужение, даже в дни воскресные и великих праздников, предпочитаем иногда пойти куда-угодно, но только не в храм Божий на церковную молитву. Вдумайтесь в это, братие, по-глубже и по-внимательнее, и вы, если еще не совсем потеряли веру и совесть, ужаснетесь, до чего мы, люди, называющие себя христианами, безконечно легкомысленно относимся к величайшему и спасительнейшему для нас делу церковной молитвы, враждуем точно против самих себя и наивно, капризно и глупо по-ребячески, как упрямыя, непослушныя дети, отвращаемся от чудеснаго Покрова Пречистой, пренебрегая Ея всесильною за нас молитвою! И после этого — надо ли удивляться, если в жизни у нас все идет прахом, если постигают нас всякаго рода бедствия и неудачи и если ни в чем не находим мы духовнаго удовлетворения, мира, спокойствия и душевной отрады, которых не купишь на земле ни за какую цену. Без молитвы, и особенно молитвы церковной, невозможно быть истинному христианину. «Христианин без церкви», говорит наш великий всероссийский праведник и молитвенник св. Иоанн Кронштадтский: «как рыба без воды, не может жить истинною жизнью; церковь — его стихия». У каждаго из нас в жизни бывает много горестей и печалей, порою столь болезненных и мучительных, что кажется иной раз, и перенести их нет сил. Но кто искренно верует в Покров и заступничество Матери Божией, кто любит молиться Ей и поспешает в храмы Ея, чтобы быть ближе к Ней, где Сама Она предстоит с нами невидимо перед престолом Божиим и молится за нас Богу, — тот не может не ощущать дивнаго веяния благодати Божией, изливающейся на него от распростертаго над нами омофора Пречистой: все горести и печали мирския далеко-далеко отлетают прочь, и является радостная и непоколебимая уверенность в своей безопасности, возникают нежданно-негаданно откуда-то появившияся силы к борьбе с превратностями этого лежащаго во зле греховнаго миpa, и главное — удивительно-блаженное чувство полнаго успокоения, мира, радости и духовной отрады. «Все обаяние, вся прелесть страстей», говорит о такой молитве св. праведный Иоанн Кронштадтский в своем замечательном дневнике: «исчезают; я как бы умираю для миpa и мир для меня со всеми своими благами; я оживаю в Боге и для Бога, для единаго Бога, и весь Им проникаюсь; я делаюсь, как дитя, утешаемое на коленях матери; сердце мое тогда полно пренебеснаго, сладкаго мира; душа просвещается светом небесным; все светло видишь, на все смотришь правильно, ко всем чувствуешь дружество и любовь, к самым врагам, и охотно их извиняешь и прощаешь. О, как блаженна душа с Богом!» Горе тем, кто, увлекаясь суетными и злыми помыслами пренебрегает Покровом Божией Матери и бегает от него: это — безумие, которому нет равнаго. Кто чуждается церкви и не принимает участия со всеми верующими в церковной молитве, — тот духовно умирает. Знает это враг рода человеческаго, и чего-чего только не придумает, лишь бы только отвести христианина от церкви. А в наш материалистический век эгоизма, самолюбия и служения своему чреву и изнеженной плоти — это особенно легко ему удается. И службы в церкви, мол, слишком продолжительныя — выстоять их невозможно, нет времени и вредно для здоровья: то слишком тепло, то слишком холодно, то увидишься в церкви с тем, кого не желаешь видеть, то хозяйственныя дела дома нельзя бросить, то какия-то экстренныя дела мешают и т. д. и т. д., то-есть тысячи предлогов всегда найдутся лишь бы оставить нас без церковной молитвы и лишить спасительнаго Покрова Пречистой. Не так было в прежния времена! Тогда еще были истинные христиане, духом горящие, которых действительно «ничто не могло отлучить от любви Божией во Христе Иисусе» — «ни смерть, ни жизнь, ни Ангелы, ни Начала, ни силы, ни настоящее, ни будущее, ни высота ни глубина, ни другая какая тварь» (Рим. 8, 38). Всенощныя бдения продолжались, как это и показывает самое их название, всю ночь, и никто не тяготился этим, никакия домашния дела и хозяйство не могли отвлечь от всецелаго посвящения Богу седьмого дня по заповеди. А всякая взаимная вражда и недоброжелательство в храме забывались. Горяча была вера, несокрушимо упование, пламенна любовь и всех обнимал, окрылял и согревал всесильный, чудодейственный Покров Пречистой, под Которым ничто не было страшно верующему христианину, и он с радостью готов был идти на всякия лишения, даже на муки и лютую смерть за Имя Христово. Дорогие о Господе братие и сестры! «Дева днесь предстоит в церкви»: как тогда, так и сегодня, так и всегда, Она, преклонив колена, «невидимо за ны молится Богу», обливая слезами Свое Боговидное и Пречистое Лице. И о чем Она больше всего плачет? Она, конечно, плачет о нашем неразумии, о нашей холодности, о нашем маловерии, неверии и окамененном нечувствии, что для нас всего губительнее. Она всех нас хотела бы обнять Своей Материнскою Любовью, в знак чего простирает над нами Свой дивный светящийся омофор. Не будем же тупыми, упрямыми, неблагодарными детьми: отзовемся всем сердцем на Ея любящий призыв, на Ея горячия молитвы за нас, такой же благодарной, горячей молитвой и будем всегда, усердно посещая храмы Ея, взывать к Ней: «Радуйся, Радосте наша, покрый нас от всякаго зла честным Твоим омофором!» «В храме стояще славы Твоея, на небеси стояти мним, Богородице, дверь небесная, отверзи нам двери милости Твоея!» Аминь.


 Главная Назад Наверх Печать