Главная
 Расписание
 Управление
 О православии
 Проезд
 Контакты
 Фотоальбомы
 Книжная лавка
 Духовенство
 История прихода
 Сестричество
 Приходская школа
 Православный киноклуб
 Канадская епархия
 Приходской хор
 Приход Роуден
 Приход Лашин
 Церковный этикет
 Великий пост
 Пожертвования
 Дискуссионный онлайн форум
  Архив новостей
 Проповеди от Святой Пасхи до Великого поста
 

Слово Архиепископа Павла (Павлова), Сиднейскаго и Австралийскаго (+1995г.) на Лазареву Субботу

 

    Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа.

    Воскрешение Лазаря. Это событие, которое предварило Воскресение Господа нашего Иисуса Христа. Об этом празднике вот что говорит один из величайших богословов и церковных писателей Русской Православной Церкви, живший в прошлом столетии, епископ Иннокентий Херсонский. Он говорит, что настоящий праздник можно назвать праздником дружества или дружбы. Господь Иисус Христос, когда узнал о том, что друг Его Лазарь умер, то сказал: "Лазарь, друг наш, умер" и сразу же поспешил в Вифанию, несмотря на опасность для Своей жизни, потому что, как вы знаете, иудеи сговорившись решили убить Его.

    Когда ученики Христовы услышали что Лазарь умер и Господь собирается идти к нему, то они говорят: "Идем и мы, и да умрем вместе с ним", то есть вместе с Лазарем. Они говорят то, что могла внушить только самая пламенная дружба к Лазарю. И только лишь с тем, кого мы любим, к кому мы искренне расположены, только с тем мы готовы разделить все и, даже самую смерть; и как ученики Христовы, любившие Лазаря, узнав о том, что он умер, идти и умереть вместе с ним.

    Что же можно сказать о Марфе и Марии - сестрах его? Никак нельзя сомневаться в том, что их душа и сердце были как бы погребены вместе с братом их и другом. Да и сами фарисеи, забыв свое лицемерие, рассчеты и виды, пришли в Вифанию, которая была недалеко расположена от Иерусалима, не для чего другого, как только для того, чтобы утешить сестер о смерти брата. И у гроба Лазаря Господь Иисус Христос даже прослезился. Прослезился Он, конечно, дорогие братья и сестры, не от уныния и печали, ибо Он сейчас же скажет: "Лазаре, изыди вон!" Он знал, что Лазарь встанет и выйдет, а заплакал Он, прослезился, от того, что для истинной любви и дружбы всегда бывает тяжело, несказуемо тяжело, видеть хотя бы на одну минуту возлюбленного своего в гробу среди праха и тления. Поэтому и сами иудеи, говорят, когда увидели что Христос прослезился, они сказали: "Смотрите, как Он любил его".

    И так этот праздник - есть праздник, по всей справедливости, истинной дружбы. Если когда-либо и есть самый удобный момент для того, чтобы нам наблюдать как поступает Господь Иисус Христос со Своими друзьями и возлюбленными, то это настоящий день, настоящий праздник. Он их очень всех любит, так любит, что проливает слезы на их гробе, то есть не только Лазаря, а и вообще каждого, кого Он любит. А Лазарь только примером для нас является. Иисус не плакал на Своем кресте, а над Лазарем плачет и сделал Он для него то, что не сделал ни для кого, ибо воскресил его из мертвых уже четверодневного и смердящего.

    Но любовь эта делает ли людей Господа вовсе не неприкосновенными ни для какой скорби и искушений? Конечно делает. Из примера Лазаря и сестер его особенно видно, как справедливо замечено апостолом Павлом, что тех, кого Господь любит, тех Он и наказует. Смотрите, семейство, то есть семейство Лазаря, Марфы и Марии, которое Господь постоянно отмечал Своим вниманием. Среди этого семейства, во время пребывания Своего в Иерусалиме, Господь всегда находил для Себя дружеский прием и успокоение. Этому семейству Он явил столько знаков внимания, любви, благорасположенности, что оно само уже нисколько не сомневалось в любви Господа к ним и возлагало на Господа полную надежду во всех случаях своей жизни. И вот теперь, как только Лазарь сделался болен, сестры сразу же дали Ему знать, то есть Господу, что Его друг заболел, в уверенности, что Господь немедля придет к ним и возвратит здоровье Своему болящему другу. Это семейство было благочестивое, святое, самое близкое к Господу. И, однако, какому великому искушению и какой скорби подвергается оно теперь со смертью Лазаря? Господь без сомнения мог бы отвратить от Своего друга болезнь, но не отвратил. Мог сделать ее, по крайней мере не смертельной, но не сделал. Мог поспешить чудом и прийти в Вифанию на другой и третий день после смерти, но явился уже на исходе четвертого и к началу пятого дня. Почему и для чего так Господь поступил? Потому и для того, чтобы сделать и Лазаря, и сестер его вполне орудием славы Божией; чтобы дать им и печалью своей, и болезнью брата, и самой смертью его послужить великому делу спасения человечества. Да прославится Сын Божий ея ради. Так поступает Господь и с другими близкими Своими. Он соблюдает их и хранит как зеницу ока. Без Его воли не падает с головы их не одного волоса. Но это не значит того, что Он непрестанно одаряет их Своими благодеяниями, чтобы увеселять их и питать их сладостями, подобно тому, как поступают с детьми сердобольные, но очень неумные матери, портя нрав их и приучая их к изнеженности и роскоши, в удовлетворение их самого малого желания. Нет, Господь премудр и не может поступить таким образом. Он взирает не на удовольствия, а на истинную пользу любящих Его. И для усовершенствования их в вере, любви, смирении и преданности нередко посылает на них такие искушения, каких не видят над собою грешники.

    У кого, например, из грешников требовал когда Господь в жертву Себе сына? А у Авраама Он потребовал. Кто любезней Ему был в двенадцати учениках Его? И почти все они скончались за Имя Его в мучениях. Иной от меча, иной от креста, иной от камней. Все это не только по любви их к Господу, но и по любви их от Господа. Ибо для Него, как всемогущего, ничего не стоило отвратить от них все искушения, окружить их всеми сокровищами счастья земного, но Он не сделал этого. А, напротив, попустил обрушиться на них всем бедствиям. За перенесение этих бедствий пойдут они на большую высоту и достигнут светлейших венцов, потому что ничто так не делает человека чистым, ни что так не возвышает его в духе и не приближает его к Богу, как мужественное перенесение скорбей и напастей.

    Перестанем же братия соблазняться и недоумевать, если видим, что кто-либо из верных рабов Божиих не благопоспешествуется в земных делах своих, терпит нападения или клевету, страдает от болезней и других зол. Ужаснемся, напротив, когда встретим счастливого во всем нечестивца-грешника, возвышающегося как кедр Ливанский. Ибо это значит, что он, как неисправимый, предоставлен уже самому себе и, по выражению Писания, принимает подобно богачу евангельскому "благие в жизни сей", чтобы по смерти идти прямо в огнь гееннский. Перестанем унывать и отчаиваться когда, несмотря на чистоту рук и правоту путей наших, посетит нас какая-нибудь горесть, утрата или потеря. Напротив, если мы хотим быть во истину рабами Господними, то должны в этом случае не падать, а возвышаться в духе, утешаясь той мыслию, что Господь взирает на нас уже не как на малых детей, неспособных ни к какому трудному опыту и подвигу, а как на возросших, от которых в благонадежности можно ожидать и требовать жертв любви. А для этого утвердим навсегда в душе нашей мысль, что все горести и напасти земные, в чем бы они не состояли, и как бы велики не были, коль скоро переносятся надлежащим образом, то есть со смирением, верою и преданностью воле Божией, то они никогда ни в чем не могут повредить нам, а всегда, напротив, доставляют великую пользу душевную. Хотите знать какую? Ту, что ослабляет в нас плотского человека, этого опаснейшего врага нашему спасению. Ту, что подавляет в нас приверженность к благам мира сего и его нечестивого утешения, и обращает мысли наши к небу и к вечности тем, что приближает нас к Богу, заставляя в Нем Едином, как неизменном и вечном, искать для себя опоры и утешения. Ту, наконец, что видимо уподобляет нас Господу и Спасителю нашему, который во время бытия Своего на земле не царствовал и не блаженствовал, хотя и имел на это все право, а ежедневно претерпевал лишения, терпел и страдал, спасения ради нашего. Аминь.

 

Слово Митрополита Филарета (Вознесенскаго), Восточно-Американского и Нью-Йоркскаго (+1985г.) о воскрешении Лазаря

        В жизни часто бывает так, что ребенок провинится, и отец справедливо и заслуженно его наказывает. Но потом, когда видит, как ребенок плачет, скорбит, родительская любовь вступает в свои права, и отец старается приласкать и утешить наказаннаго сына.

          Страшный приговор когда-то обрушился на главы наших согрешивших прародителей в райском селении. Господь, после их страшнаго греха, когда они Ему изменили и перешли на сторону искусителя - Его врага, сказал: «Земля еси и в землю отыдеши», т.е. «ты в прах возвратишься». И этим наших прародителей и их потомство Господь приговорил к смертной казни, ибо до этого человек был безсмертный. Не имея греха он бы не умер и жил бы вечно, а после этого он стал добычей смерти. Но Господь наш знает, как страшна для человека смерть, ничто его так не страшит, как именно смерть. Потому, чтобы человеку облегчить самую мысль о смерти, чтобы устранить ея страх, Господь и совершает те Свои чудныя дела, о которых мы читаем в Святом Евангелии. В частности совершает чудо, о котором мы сегодня празднично вспоминаем, величайшее из Его чудес - ВОСКРЕШЕНИЕ ЛАЗАРЯ.

          Господь говорил раньше апостолам: «Верующий в Меня, если умрет, то оживет». Говорил, что настанет момент, когда находящиеся в гробах услышат глас Сына Божия и изыдут из них живыми. Но все-таки есть смерть разрушающагося тела человеческаго и это ужасает нас. И Господь, как бы утешая нас, ободряя нас, показал на примере Лазаря, как по гласу Сына Божия из гробов выйдут умершие. Он возгласил, Его Всемогущий Глас потряс бездну и ад, и Лазарь, тело котораго уже наполовину разрушилось, вышел из гроба живой, невредимый и здоровый.

          Сегодняшний праздник, поэтому в особенности близок нашей душе, отраден для нея. Здесь мы празднуем наше будущее воскресение. Через семь или восемь дней настанет Праздник из праздников, Торжество из торжеств, когда мы будем торжествовать Воскресение нашего Господа, «с Собою вся воскресившаго», как поет Церковь. Но вот, чтобы показать нам, как это будет, как мертвые по гласу Сына Божия выходят из гробов, Господь и воскресил умершаго Лазаря. Что это именно так, говорит и церковный тропарь, который и завтра поется и сегодня: «Общее воскресение прежде Твоея страсти уверяя, из мертвых воздвигл еси Лазаря, Христе Боже» - т.е. удостоверяет всех в том, что будет всеобщее воскресение: Ты, Христе Спасителю, из мертвых воздвигл еси Лазаря, показывая нам, каким будет это всеобщее воскресение.

          Душа наша в этот день особенно радуется, светло радуется, потому что смерть перестала быть страшной. Как несчастны безбожники! Мы, конечно, знаем, что они ошибаются, что после смерти не уничтожается человек. Они же думают, несчастные, что смерть и - все кончено, умер человек, разрушилось его тело и с жизнью покончен вопрос. Все их речи о том, что их вожди живут в безсмертии в сердцах человеческих - пустой вздор! Душа человеческая не этого ищет, а ищет освобождения от страха смертнаго. Господь его и дарует, ибо после того, что Он сделал для нас, оказывается, что смерть не есть исчезновение в бездне небытия, а только временный сон, более долгий, чем сон обыкновенный. Но все же сон, ибо Он Своим Всемогущим Гласом всех нас разбудит в ведомое Ему время для того, чтобы мы перешли в вечность. Как светел и отраден этот день! Душа человеческая не может не трепетать от восторга, потому что, повторяю, празднуем наше ОБЩЕЕ ВОСКРЕСЕНИЕ! Так помни это, душа человеческая, и благодари Господа своего за великую Его милость к тебе. Аминь.

 

 

Слово Святителя Иннокентия (Борисова), Архиепископа Херсонскаго и Таврическаго (+1857г.) в Субботу Лазареву





                    Этот праздник можно назвать праздником дружества. Иисус говорит: Лазарь, друг наш успе (Ин. 11, 11) и спешит в Вифанию, несмотря на опасность там для Своей жизни от Иудеев. Ученики говорят также: идем и мы, да умрем с ним (Ин. 11, 16), говорят то, что могла внушить только самая пламенная дружба к Лазарю. О Марфе и Марии, сестрах его, не возможно и усомниться: их душа и сердце, как бы, погребены вместе с братом. Сами фарисеи, забыв свои лицемерные виды и расчеты, пришли в Вифанию не для чего другого, как утешить сестер в смерти брата. А при гробе Лазаря — тут Иисус даже прослезился; и, конечно, не от уныния и печали, ибо сейчас скажет: Лазаре, гряди вон, — а от любви и дружбы, для которых тяжело видеть, и на одну минуту, возлюбленного своего во гробе среди праха и тления. Посему-то сами Иудеи заговорят: виждь, како любляше его! (Ин. 11, 36). Итак, праздник сей можно по всей справедливости назвать праздником дружбы.

          Ныне самый удобный случай обратить внимание на то, как Господь поступает со Своими друзьями и возлюбленными. Как Он любит их? Так любит, что проливает слезы на их гробе. Иисус не плакал на Своем кресте, а над Лазарем — плачет, и сделал для него то, чего не делал ни для кого — воскресил его из мертвых уже четыредневна и смердяща.

          Но любовь сия делает ли друзей Господа вовсе защищенными от какой-либо скорби и искушений? Напротив. Из примера Лазаря и сестер его видно, как справедливо замечено Апостолом Павлом, что его же любит Господь, того наказует и испытует (Евр. 12, 6). Ибо, смотрите, вот семейство, которому Господь постоянно уделял Свое внимание, и во время пребывания в Иерусалиме, всегда находил для себя дружеский приют и успокоение, которому явил столько знаков Своей благорасположенности, так что оно нисколько не сомневалось в любви Его, а возлагало на Него полную надежду. Едва только Лазарь заболел, дали Ему о том знать в уверенности, что Он не медля явится к Своему болящему другу.

          Вот, говорю, семейство святое, чистое, самое близкое к Господу, и, однако же, какому великому искушению и какой скорби подвергается оно теперь со смертью Лазаря! Господь, без сомнения, мог отвратить болезнь от Своего друга, но не отвратил; мог сделать ее, по крайней мере, не смертельной, но не сделал; мог поспешить чудом и прийти в Вифанию на другой, или третий, день по смерти, но явился — на пятый. Почему так и для чего? Для того, чтобы сделать и Лазаря, и сестер его вполне орудием славы Божией, чтобы дать им — и печалью своей, и болезнью брата, и самой смертью его — послужить великому делу спасения человеческого: да прославится Сын Божий ея ради (Ин. 11, 4)!

          Так поступает Господь с другами и присными Своими! Он блюдет их, как зеницу ока, без Его воли не падает с главы их ни одного волоса: но это не значит того, что Он непрестанно осыпал их благодеяниями, что увеселял и питал их сладостями, как поступают с детьми своими сердобольные, но неразумные матери, портя таким образом их нрав, приучая их к изнеженности и роскоши. Нет, Господь премудр и не может поступать таким образом. Он взирает не на удовольствия, а на истинную пользу любящих Его и любимых Им; и, для укрепления их в вере, любви, смирении и преданности, нередко посылает на них такие искушения, каких не видят и грешники.

          У кого, например, из грешников требовал когда Господь в жертву Себе сына? А у Авраама — требовал. Кто любезнее Ему был двенадцати учеников Его? И все они скончались за имя Его среди мучений — иной от меча, иной от креста, иной от камней. Все это не только по любви их к Господу, но и по любви к ним Господа. Ибо для Него, как Всемогущего, ничего не стоило отвратить от них все искушения, окружить их даже всеми видами земного счастья. Но Он не сделал этого, а, напротив, попустил обрушиться на них всем бедствиям — да перенесением их взойдут на большую высоту и достигнут светлейших венцов, потому что ничто так не делает человека чистым, ничто так не возвышает его в духе и не приобщает к Богу, как мужественное перенесение скорбей и напастей.

          Престанем же, братие мои, соблазняться и недоумевать, если видим, что кто-либо и из вернейших рабов Божиих не благословляется в земных делах своих, терпит нападение или клевету, страдает от болезни и других зол. Ужаснемся, напротив, и пожалеем, когда встретим  счастливого во всем нечестивца, высящегося яко кедр Ливанский. Ибо это значит, что он, как неисправимый, предоставлен уже самому себе и, по выражению Писания, восприемлет, подобно богачу Евангельскому, благая в жизни своей, чтобы по смерти идти прямо в огонь геенский.

          Престанем унывать и отчаиваться, когда и нас, несмотря на чистоту рук и правоту путей наших, посетит какая-либо горесть и потеря. Напротив, если мы хотим быть воистину рабами Господними, то должны не падать, а возвышаться в духе, утешаясь той мыслью, что Господь взирает на нас, не как на малых детей, неспособных ни к какому подвигу, а как на возросших, от коих с благонадежностью можно ожидать и требовать жертв и усилий.

          А для сего утвердим навсегда в душе нашей мысль, что все горести и напасти земные, в чем бы они ни состояли, и как бы велики ни были, коль скоро переносятся надлежащим образом, то есть, со смирением, верой и предоставлением себя в волю Божию, никогда не могут повредить нам, а, напротив, всегда доставляют великую пользу душевную. Хотите знать какую? Ту, что ослабляют в нас плотского человека, этого опаснейшего врага нашему спасению; ту, что подавляют в нас приверженность к благам мира и его нечистым утехам и обращают мысли наши к небу и вечности; ту, что приближают нас к Богу, заставляя в Нем едином, яко неизменном и вечном, искать для себя опоры и утешения; ту, наконец, что видимо уподобляют нас Господу и Спасителю нашему, Который, во время бытия Своего на земле, не царствовал и не блаженствовал, хотя имел на то все права, а ежедневно лишался, терпел и страдал — ради спасения нашего. Аминь.

 

 


 Главная Назад Наверх Печать