Главная
 Расписание
 Управление
 О православии
 Проезд
 Контакты
 Фотоальбомы
 Книжная лавка
 Духовенство
 История прихода
 Сестричество
 Приходская школа
 Православный киноклуб
 Канадская епархия
 Приходской хор
 Приход Роуден
 Приход Лашин
 Церковный этикет
 Великий пост
 Пожертвования
 Дискуссионный онлайн форум
  Архив новостей
 Проповеди от Святой Пасхи до Великого поста
 

Слово Протопресвитера Михаила Помазанскаго (+1988г.) в день Вознесения Господня

 

Нелегко отрешиться от чувства грусти, когда только что совершено «отдание» праздника Пасхи и перестали петь «Христос воскресе». А между тем, в праздник Вознесения Церковь зовет к радости: не потому ли только, чтобы утешить нас подобно тому, как мать старается своей улыбкой вызвать улыбку на лице огорченнаго дитяти?

Но призыв Церкви уверенный, громкий, твердый. Видно, Церковь имеет ясное знание о чем то новом, что дано Вознесением. И апостолы быстро победили чувство разлуки и вернулись с горы Елеонской «с радостью великою». Что случилось такое благодетельное, что в нем разсеялась возможность личной грусти?

Ряд великих благодеяний, связанных с Вознесением Христовым, открывается нам в писаниях апостолов.

Первая истина: Господь вознесся, чтобы ходатайствовать за нас пред отцем Своим во имя Своей крестной жертвы. Он есть Агнец закланный за нас, стоящий перед престолом Божиим, и вместе Он Сам Первосвященник — Ходатай, возносящий жертву. «Если бы Он оставался на земле, то не был бы и священником», поясняет апостол, ибо здешния жертвы только образы и тени небеснаго. Но Он, как «Ходатай новаго завета» вошел «в самое небо, чтобы предстать ныне за нас пред лице Божие» (Евр. VIII и IX гл.). И Отец, любящий Сына, не только принимает Его жертву, как искупление за весь мир, но и отдает Ему власть над миром и суд над миром. Сын Божий взял на Себя весь ответ за нас. «Кто будет обвинять избранных Божиих? Бог оправдывает их. Кто осуждает? Христос умер, но и воскрес: Он и одесную Бога, Он ходатайствует за нас». «Если Бог за нас, кто против нас?» Вот первая наша радость Вознесения.

Раскрывается, далее, перед нами новая истина.

Своим Вознесением Господь соединил небо с землей и открыл людям двери неба и путь в небо. Небо стало для человечества доступным, желанным, своим. «Я вижу небеса отверстыя, и Сына Человеческаго, стоящаго одесную Бога», воскликнул во время своей проповеди св. первомученик Стефан. «Знаю», говорит о себе ап. Павел, «человека, который был восхищен до третьяго неба и ... слышал неизреченные глаголы, которых невозможно человеку пересказать». Нет преграды, нет средостения, открыт свободный вход в Царство Небесное.

Углубляемся в эту мысль, и она расширяется в нашем сознании и в наших сердцах в новое торжество. Господь царствует. Он призывает к Себе верующих в Него, Он упокояет их, посаждает их на престолах, делает их Своими сонаследниками, участниками Своей славы. «Где Я, там и вы будете», «иду приготовить место вам», говорит Господь ученикам. «Славу, которую Ты дал Мне, Я дал им», свидетельствовал Он о них в молитве Отцу. Небо стало чертогом пира Жениха с небесной Церковью, Невестой Его. Вместо земного Иерусалима, сияет небесный город, свободный «вышний Иерусалим — матерь всем нам». И верующие, еще живя на земле и сознавая себя членами земной Церкви, уже возносятся мыслью в это Царство славы. «Мы теперь дети Божии; а тогда не знаем, что будем, ибо будем, как Он». «Если терпим, то с Ним и царствовать будем». «Когда земной наш дом, эта хижина, разрушится, мы имеем от Бога жилище на небесах, дом нерукотворенный, вечный». Так говорит от имени верующих апостол, прибавляя всегда при этом: — «если не ослабеем», «если останемся верными», «только бы нам и одетым не оказаться нагими».

Однако, не опустела ли земля с вознесением Христовым, не оставлена ли осиротевшей? Господь Сам отвечает на это, утешая учеников перед Своими страданиями: «Если Я не пойду, Утешитель не приидет к вам; а если пойду, то пошлю Его к вам», Духа Утешителя. С телесным отшествием Сына Божия соединено ниспослание на землю обильных даров Духа Святаго, о чем пророчествовал Иоиль в пророчестве, приведенном ап. Петром в день Пятидесятницы: «И будет в последние дни, говорит Бог, излию от Духа Моего на всякую плоть, и будут пророчествовать сыны ваши и дочери ваши, и юноши ваши будут видеть видения, и старцы ваши сновидениями вразумляемы будут; и на рабов Моих и на рабынь Моих в те дни излию от Духа Моего, и будут пророчествовать». Носительницей даров благодати является земная Церковь Христова. Своим пришествием Святый Дух соделал Церковь на земле небом, и избранных людей земли еще до их кончины Он являет «земными ангелами», светящими миру плодами Духа: любовью, радостью, миром, долготерпением, благостью, милосердием, верой, кротостью, воздержанием; являет «небесными человеками», запечатлевающими веру отказом от мира и всего, что в нем, мученичеством, исповедничеством. Земля стала как бы частью неба, преддверием неба.

Но зло еще действует на земле, воинствует против Христа и Его Церкви; тайна беззакония в действии, и близится время, когда она проявит себя в сыне погибели, антихристе. Земля еще ждет огненнаго очищения и того часа, когда Сын человеческий придет в славе Своей, для суда над миром. Поэтому с Вознесением связывается мысль о втором пришествии Господа. «Что стоите и смотрите на небо? Сей Иисус, вознесшийся от вас на небо, приидет таким же образом, как вы видели Его восходящим на небо».

Не случайное это выражение: «вернулись с радостию великою» — а глубокая мудрость благовестия, выраженная в самой краткой форме. Его смыслом наполнены апостольския писания.

Как же и нам не пожелать приобщиться радости Вознесения Господня?

 

Слово Архиепископа Феофана (Быстрова), Полтавскаго и Переяславскаго (+1940г.) на Вознесение Господне и по поводу землетрясения ...

 

       Когда Иисус Христос возносился на небо, и Апостолы, хотя уже и предупрежденные о Его восхождении ко Отцу Своему, стояли с устремленными вслед Его взорами, в изумлении от дивнаго события и в сетовании о разлучении с Божественным Учителем, тогда успокоить их посланы были Ангелы.

          Что же делают сии небожители? Какое употребляют врачевство для уврачевания Апостолов от печали?

          Как крепкое врачевство, употребляют они для сей цели, мысль о будущем явлении скрывшагося от Апостольских взоров Господа: "Сей Иисус, вознесыйся от вас на небо, говорят они Апостолам, такожде приидет, имже образом видесте Его идуща на небо" (Деян. 1, 11). И как верно помогло Апостолам сие духовное ангельское врачевство. "Возвратишася", повествует Дее-писатель о Апостолах, — по вознесении Господнем "во Иерусалим с радостью великою" (Луки 24, 52). Посему-то впоследствии и сами Апостолы, когда нужно было им укрепить слабых или облегчить страждущих христиан, всегда напоминали им о будущем славном пришествии Христа Спасителя, радостном для истинных и страшном для мнимых христиан.

          Можно сказать, что мысль об ожидаемом явлении Христовом была в первоначальном христианстве вееобщим основанием, которым поддерживалось все здание христианства, и всеобщею силою, которою одушевлялось все тело его. Но так было, к сожалению, не всегда.

          Всякий раз, как ослабевал в последующие века истинный дух первоначальнаго христианства, меркла в сознании христиан и мысль о будущем славном пришествии Христовом. И человечество, под влиянием сего пагубнаго помрачения духовнаго смысла, забывая заповедь Спасителя: "Непрестанно бодрствуйте" (Марк. 13, 37), "ждуще блаженнаго упования и явления славы великаго Бога и Спаса нашего Иисуса Христа" (Тит. 2, 11-13), погружалось в глубокий духовный сон. Забывая о горнем, небесном, начинало оно жить лишь земным (Кол. 3, 2). "Коснит господин мой," говорит злой раб и начинает "бити клевреты своя, ясти же и пити с пияницами" (Матф. 24, 48-49). "Коснит жених" (Матф. 25, 5), думают юродивыя девы и спят безпечно, между тем как последния капли елея догорают в лампадах их. "Коснит Судия", кричат ругатели Божественнаго Промысла: "Где есть обетование пришествия Его? Отнележе бо отцы успоша, вся тако пребывают от начала создания" (2 Петр. 3, 4), и в надежде на сие коснение, или лучше сказать, в отчаянии, начинают ходить по своим похотям: "да ямы и пием, утре бо умрем" (1 Кор. 15, 32).

          Что же делает в сих случаях вечно Бодрствующий Святый? (Дан. 4, 10).

          "Не вечно Духу Моему быть пренебрегаемым человеками сими" (Быт. 6, 3), говорит Он в Божественном Совете Своем. И там, где безсильна, не по недостатку Божественной силы, а по отсутствию восприемлемости людей, — любовь Божия, начинает вразумлять их глаголами гнева Божия.

 

          Так некогда возглаголал гневом Своим Господь с небес, когда водами всемирнаго потопа потопил все греховное человечество и омыл землю от человеческих беззаконий. Так возглаголал Он, когда огнем небесным попалил греховные города Содом и Гоморру. Так было и на Голгофе. Когда греховное человечество не поняло, Кого оно распинало, заговорила сама природа. "От шестаго часа тьма бысть по всей земли до часа девятаго" (Матф. 27, 45). "Завеса церковная раздрася на двое с вышняго края до нижняго, и земля потрясеся, и камение распадеся, и гроби отверзошася, и многи телеса усопших святых восташа" (Матф. 27, 51-52).

          Так и ныне глаголет Господь вам, о братие, очевидно потому, что и вы стали глухи к гласу Божественной любви, вследствие того, что стали забывать о небе и думаете лишь о земном. Коснит Господь приити, думаете и вы в глубинах сердец ваших.

          "Нет, лукавые рабы и рабыни, не коснит Господь обетования, якоже неции коснение мнят, но долготерпит на нас, не хотя да кто погибнет, но да вси в покаяние приидут" (2 Петр. 3, 9). И кто знает, не исполнилась ли уже мера Его долготерпения? Примечайте, христиане, как со дня на день умножаются знамения Его пришествия, Им Самим предуказанныя: "туга языков, глады и пагубы и трусы по местам, множество соблазнов, предательство друг друга, умножение беззакония, изсякновение любви" (см. Ев. Матф. 24, 3-33 и Луки 21, 11-36). Не были ли и мы свидетелями единственной в своем роде великой всемирной брани, когда не в переносном, а в подлинном смысле слова, "востал, по слову Спасителя, народ на народ и царство на царство" (Матф. 24, 7) ? И то уже есть знамение близкаго пришествия Судии Небеснаго, что так многие дремлют, не обращая внимания на поразительныя знамения времени, ибо по преждереченным глаголам от святых Пророков и Апостолов: "приидет день Господень, яко тать в нощи" (2 Петр. 3, 10). "Егда бо рекут мир и утверждение, тогда внезапу нападет на них всегубительство, якоже болезнь во чреве имущей, и не имут избежати" (1 Солун. 5, 3).

          Хотим ли мы того или не хотим, но будет некогда время, когда услышим мы сей великий и страшный глас, который с высот небесных возгласит: "Се Жених грядет" (Матф. 25, 6). Се приближается Судия, се является Царь, се Бог всяческих грядет судити живых и мертвых! "Тогда от гласа сего содоргнутся основания земли, и силы небесныя подвигнутся" (Матф. 24, 29). Соберутся лики Ангелов, Архангелов, Херувимы и Серафимы, и все многоочитые с крепостью и силою возгласят: "Свят, Свят, Свят, Господь Саваоф, Сый, Иже бе и Грядый, Вседержитель!" (Апок. 4, 8). И всякая тварь на небе и на земле и под землею с трепетом возопиет: Благословен грядый во имя Господне! И подобно страшной молнии возсияет и явится для суда над вселенной Великий и Славный Бог наш!

          Святые по знамениям времен узнают это время. Но кто имеет ум обращенным на дела житейския и любит земное, тому не может быть сие ясно, — по слову преп. Ефрема Сирина (Слово на пришествие Господне). Почему таковых и наказывает Господь нарочитыми знамениями гнева Своего. И вас ныне, о христолюбцы, "Призираяй на землю и Творяй ю трястися" (Пс. 103, 32), чрез приключившееся с вами землетрясение, пробуждает от сна греховнаго к духовному бодрствованию и ожиданию страшнаго и славнаго Его втораго пришествия. "Днесь, аще глас Его услышите, не ожесточите сердец ваших" (Евр. 3,7).

 

          "Се грядет со облаки, и узрит Его всяко око" (Апок. 1, 7). Блажен, кто может от всего сердца сказать: "Ей, гряди, Господи Иисусе!" (Апок. 22, 20). Аминь.

  

Слово Святителя Платона (Левшина), Митрополита Московского и Коломенского (+1812г.) на Вознесение Господне



                Одно слово, коим нынешний праздник именуется, уже много в себе заключает. Вознесение значит подъятие от земли на высоту. Сему противополагается унижение или понижение, то есть, когда что с высоты на низ опускается. Чем легче тело, тем подымается выше; чем же тело тяжелее, тем опускается ниже.

          Но о телах говорить не наше дело, а мудрецов мирских. Наше дело говорить о делах или о существах духовных. Все в круге веры, все есть духовное. Бог есть Дух, душа есть дух, а служение Богу требуется не делом, но духом и истиною (Ин. 4, 2), как будто служение Богу одним телом есть неистинное или ненужное. Таинства все совершаются духом: все обряды означают что-нибудь духовное. Например, свеща означает светлость и горячесть души; курение кадила — молитвы наши, возносимыя духу Богу. Чтение церковное и пение учреждены не для того, чтобы только ударять уши и услаждать слух, но чтоб просветить мысль и возбудить, подъять к высоте сердце. Самыя церковныя облачения не для того устроены, чтоб ими украшать тело, но чтоб служили напоминанием, дабы мы облекали души в ризу правды и в одежду спасения, и представляли бы ее Жениху Христу не нагую, но яко царицу, в ризах златых одеянну и преиспещренну.

          Все в Церкви есть духовное. Хотя в ней совершается много действий наружных и видимых, но их главное намерение не есть то, чтоб одни чувства телесныя ими или трогать или услаждать, и одною наружностию все кончить; но их намерение и напряжение единственно есть то, чтоб наши душевныячувства возбудить и, подняв от низкости телесной и земной, возвысить их к высоте духовной, приблизить их к Богу и соединить с Ним, яко с Богом Духом и с Богом духов. Когда же так, то и настоящий праздник Вознесения должен означать что-нибудь духовное, и нас ведет к чему-нибудь духовному.

          Вознесения или возвышения в душе суть различныя. Пророк Давид их назвал восхождениями: Восхождения в сердце своем положи (Пс. 33, 6). Не сказал он: вознесения или возвышения, но сказалвосхождения, ибо восхождение бывает по малу и по степеням; нельзя вдруг вознестись, разве по малу и постепенно. Притом, сие восхождение полагает Пророк в сердце, то есть, по изволению, желанию и усердию сердца, яко сердце есть их вместилище.

          Как никто не бывает вдруг великим грешником и беззаконником, — начинает сперва болеть неправдою, потом зачинает болезнь греховную, наконец родит беззаконие: так никто из таковаго грешника не может вдруг стать святым и праведником. Чтобы от сей пропастной низкости подняться, должно восхождения в сердце своем положить, постепенно восходить на высоту.

          Так желаете ли вы почтить сей праздник и сделать его для себя светлым и торжественным? —Восхождения в сердце своем полагайте. Стыдитесь оставаться в мрачной низкости, а подымайтесь на высоту, на гору совершенства, и приближайтесь к свету. В пропасти адской — одна темнота и мрак, а свет возсиявает с высоты небесной. Се, вам и предшествует Господь Иисус. Возносится Он на небо: призывает и нас последовать Себе. Идеже есмь Аз, тамо, говорит, и слуга Мой будет (Ин. 12, 26). Туда же посылает нас и избранный Его сосуд: наше, говорит, житие на небесех есть (Флп. 3, 20).

          Сказали мы, что слово Божие велит нам восхождения в сердце своем полагать. Довольно будет для нашего наставления, ежели сии два слова — восхождения и в сердце подробно и обстоятельно теперь объясним.

          Восхождения. Не можно восходить, ежели прежде не положить два места — одно низкое, другое высокое: ибо восходят от низкости на высоту. Что же есть низкость? что — высота? Невежество есть низкость, а просвещение — высота. Угождение плоти и телу есть низкость, а попечение о душе есть высота. Приверженность к тленным благам мира сего есть низкость, а искание небесных, вечных благ есть высота. Пребывание во грехе есть низкость, а убегать от него есть высота; нераскаяние есть низкость, а покаяние есть высота. Покаяние есть первая степень к нашему от низкости возвышению, так как к исцелению от болезни первая степень есть признание себя больным. Кто не признает себя больным, тот лечиться не станет: кто не признает себя грешником, тот каяться не будет.

          Весь труд в том состоит, как привести грешника, чтобы он признал себя быть грешником. Порок сильно привязывает человека к себе: чтобы он греха не оставил, двумя крепкими оковами его связав, к тому не допускает. Сии оковы суть самолюбие и гордость. Признать себя порочным кажется ему, что он себя унизит; кажется ему, что он себя пред людьми постыдит. О, козни вражии! Когда грешник чрез покаяние возвышается, враг уверяет его, что он чрез то унижается; когда чрез раскаяние истинное делает себе честь и славу у Бога и человека, враг ослепляет его, что акибы он чрез то себя посрамит. Сильныя и опасныя сии суть на пути покаяние преграды!

          А ежели бы кто и не столь грехами был связан и ожесточен, то по крайней мере приводит его к тому, чтобы свои пороки извинять и самыя беззакония представлять себе малостями, и для всякаго человека неминуемыми слабостями. Не стоят они того, чтобы в них и каяться: неужели Бог столько жесток и немилосерд, чтобы на таковыя слабости обращать высокий взор Свой, и изливал Свой гнев на них? Сие вражеское искушение лучше выразумел святый Давид. Он молится Господу: Не уклони сердце мое в словах лукавствия, еже непщевати вины о гресех (Пс. 140, 4); то есть, не допусти, Владыко, сердце мое до сей развратности, чтобы я искал, как мне извинять свои грехи.

          Таковыя извинения означают, что грешник весьма к своим порокам пристрастен и крепко ими связан. И потому тот же Пророк молит Бога: Путь неправды отстави от мене (Пс. 111, 29). Надлежало бы сказать: от пути неправды отведи меня: ибо, кажется, легче меня с пути отвести, нежели, чтобы самый путь оставить, или на другое место перенести от меня. Но "сей путь неправды" есть злая и долговременная привычка: она весьма крепко к себе вяжет. Не могу я от нея отстать, разве когда Бог силою благодати Своея злую привычку истребит во мне: тогда я буду свободен, когда сии тяжкия оковы Бог снимет с меня. Аще она не обладает мною, тогда непорочен буду, и очищуся от греха велика Путь неправды отстави от мене, и законом Твоим помилуй мя (Пс. 18, 14). Призывай убо, человече, благодать Божию, да ослабляет она злую привычку в тебе. А чтобы работа благодати в тебе была успешна, отмени излишнее самолюбие, и истреби гордую о себе мысль, акибы ты был или безгрешен, или малогрешен, или подвержен некоторым только обыкновенным слабостям.

          Но всуе мы будем внушать сие такому человеку, который о будущем нимало не думает, а только думает о настоящем, привержен только к миру сему; нет для него другаго блаженства, как только на земле. О безсмертии души и о вечной по смерти жизни он или не помышляет, или едва ли то и понимает, — или и понимает, но тому не верит. Всуе сие учение и наставление для такого человека. Да и подлинно, что ему нужды сокрушаться о грехах и в них каяться, когда никакого в них ответа не боится, и, чтобы был какой судия его дел по смерти, не признает? Едва ли не большая часть христиан таковым живет образом; и потому мало находим в людях покаяния и в жизни исправления. Грехи нимало не уменьшаются, а только, чем более живет человек, тем более грехи умножаются; и, наконец, сим бременем отягощен, погрязает, яко олово в бездне бездонной.

          К кому же мы свое учение обратим? от кого можем ожидать покаяния? Конечно, от того, который не думает, чтобы он сотворен был только для земли, — который не думает, что с кончиною жизни сей все кончится, — который со всеми тварями воздыхает, ожидая славной свободы чад божиих, — который сию жизнь почитает морем, создвизаемым напастей бурею, а верует только обрести пристанище на небеси и вечный покой в соединении с Богом. Таковой человек, конечно, не редко помыслит о душе своей, помыслит о грехах, — и, как их уменьшить, от сего тяжкаго бремени облегчиться, стать неосужденным пред праведным Судиею, — важным для себя почтет попечением.

          Сие попечение заставит его взойти на свою совесть, признать свои грехи, взирая на их тягость, сокрушиться и самого себя осудить, искать своего облегчения и оправдания в милосердии Спасителя, пришедшаго к нам обрести погибшее овча и, оное взяв на рамена Свои, привести к Богу Отцу. Се есть путь к покаянию; сей есть первая ступень к его возвышению; се есть его восхождение в сердце своем. Вступив в сей путь, далее восходит он, задняя забывая, а в предняя простираяся (Флп. 3, 13); и начинает праздновать свое вознесение, вместе с Вознесением Господа своего.

          Но не забудьте же того, что таковыя "восхождения" велено нам полагать в сердце. В сердце — не мимоходом, не случайно, не наружно, но в сердце — внутренно, в самой глубине его, с твердым желанием и намерением, чтобы, начав восхождение и подымаясь к высоте, назад не обращаться, а со всем усилием и усердием стремиться выше. Благодать, всегда недостаточное дополняющая, поведет тебя, яко по лестнице. От человек не возможна, а от Бога вся возможна (Мк. 10, 27). Что казалось тебе сначала трудно, то будет облегчаться; что казалось тебе сначала страшно, то уже будет казаться привлекательным и приятным. Вся сила, чтобы преодолеть себя при первом предприятии. Доброе твое расположение и намерение, чтобы производить далее с успехом сию работу, возьмет Господь на Себя: от тебя более и не требует Он, кроме добраго расположения и твердаго намерения. А сие-то точно и будет, ежели ты восхождения положил не случайно и наружно, но положил в глубине внутренности, положил в сокрушенном сердце.

          Празднуй тогда ты праздник своего вознесения от низкости земной и греховной к высоте небесной и добродетельной. Празднуй, радуяся о Господе, и прославляй чудную измену десницы Вышняго. Ангелы, явившиеся апостолам по вознесении Христовом, сказали им, что сей Иисус, вознесыйся от вас на небо, паки такожде приидет (Деян. 1, 11). Почто паки приидет? — да идеже Он есть, тамо и слуга Его будет. Почто такожде приидет? — для того, что Он приидет в той же плоти, в какой вознесся. А когда приидет в том же естестве, какого и ты, то будь благонадежен, что Он тебя, яко Себе ближняго и сроднаго, приемлет и с Собою, яко по естеству брата, соединит на веки. И тогда-то совершенно и в полной радости воспразднуем вознесение Господне и Вознесение свое. Аминь.

          Говорено в Лавре в 1806 году, мая 10 дня.

  

Поучение протоиерея Иоанна Поспелова (+1910г.) на Вознесение Господне

      Страшно предстать на суд Христов не готовым.



          В светлый, торжественный праздник Вознесения Христова хочу говорить вам, слушатели, не радостное слово… Зачем, спросите, омрачать светлую радость праздника Господня печальным словом? Это вы сейчас узнаете.

          Мы слышали сегодня из слова Божия следующее: когда святые Апостолы проводили на небо Спасителя, когда Господь уже скрылся из глаз их, явились им ангелы Господни и сказали им, что Христос опять придет на землю. Зачем придет? Судить мир, судить всех нас за все наши дела. (2 Кор. 5, 10). Суд будет самый нелицеприятный, самый строгий; на нем ничего нельзя будет скрыть, самыя помышления и намерения наши будут открыты на нем (1 Кор. 4, 5); за самыя праздныя слова наши взыщут с нас (Матф. 12, 36). Не будут на нем смотреть на лица; кто бы то ни был, знатный и незнатный, все равны перед Господом Богом; тогда будут смотреть только на дела наши, и только от дел своих каждый из нас или прославится или постыдится. С чем же мы предстанем на праведный суд Божий? Какие дела принесем мы небесному Судии? Увы нам грешным! Добрых-то дел у нас так мало, а худых-то бездна. Вглядимся, слушатели христиане, попристальнее, вглядимся безпристрастно в свои дела, в свою жизнь. И что мы найдем? Каждый из нас предан какой-либо слабости или пороку, иногда слишком заметному, или еще пороку низкому. Один предан разсеянности, живет, как ему живется, не помышляя устроять себе на земле вечное спасение, предан до того разсеянности, что и в храме-то Господнем не хочется ему постоять с благоговением, как должно. Другой живет в раздоре с самыми близкими к нему; иной предан злобе, иной подвержен невоздержанию, так что редкий день проходит у него без этого порока. А другой предан не одному пороку, но многим и еще худшим, чем какия я назвал. К крайнему сожалению иной предан пороку уже давно и не хочет отстать от него, правда, обещается иногда оставить богопротивный порок, но едва пройдет малое время, он опять с тем же пороком. Иногда преданные порокам слышат, конечно, вразумления, а в храме Божием гремит против пороков само слово Божие, но преданному порокам горьки вразумления, и не слушает он слова Божия. Да долго ли это будет так с нами, слушатели христиане? Доколе мы не перестанем оскорблять Господа Бога своими худыми делами? Ужели дотоле, пока не истощится долготерпение Божие, пока не постигнет нас праведный гнев Божий и истребит земную жизнь нашу? Страшно впасть в руки Бога живаго, страшно предстать на неумолимый суд Божий человеку, проводящему жизнь порочную. Особенно страшно явиться на страшный суд Христов мне, слушатели: на нем я должен дать отчет не за себя только, но и за вас, мои духовные дети. Я должен вас наставлять, указывать вам на ваши пороки, чтобы вы оставили их. Если вы их оставите, и вам похвала будет от Царя Небесного, и мне; если вы будете жить худо, строгий суд ожидает нас.

          Слушатели христиане! Пока не настал страшный суд Христов, пока еще милосердный Господь терпит нашим грехам, пока еще есть время – придет смерть, поздно будет тогда, – не умедлим исправить свою жизнь, оставим тот порок, какому кто из нас предан, чтобы, коснея в нем, не прейти от земли с омраченною душею и чтобы не посрамиться на суде Христовом. А ты, Христе, Спасителю наш премилосердый, вознесыйся на небо и седяй одесную Бога и Отца, ниспосли с высоты святаго жилища небесную помощь одолеть нам свои пагубные пороки. Аминь.

          1885г.

 


 Главная Назад Наверх Печать