Главная
 Расписание
 Управление
 О православии
 Проезд
 Контакты
 Фотоальбомы
 Книжная лавка
 Духовенство
 История прихода
 Сестричество
 Приходская школа
 Православный киноклуб
 Канадская епархия
 Приходской хор
 Приход Роуден
 Приход Лашин
 Церковный этикет
 Великий пост
 Пожертвования
 Дискуссионный онлайн форум
  Архив новостей
 Проповеди от Святой Пасхи до Великого поста
 

Слово Святителя Луки (Войно-Ясенецкаго), Архиепископа Симферопольскаго и Крымскаго (+1961г.) в 11-ю неделю по Пятидесятнице

 

«Какие грехи видим в людях, те есть и в нас» Слово на Евангелие от Матфея, гл. 18, стихи 23-35 Господь Иисус Христос часто потрясает наши сердца Своими словами и притчами, показывая нам предел человеческого нечестия и греховности. Глубоко возмутительно поведение безмерно жестокосердного должника, которому добрый царь простил огромный долг в десять тысяч талантов. И что же он делает, получив эту милость? Встретив бедняка, который должен ему ничтожную сумму в сто динариев, он хватает его за горло и душит, несмотря на то, что из уст несчастного слышит те же слова, которые говорил сам перед царем: «Потерпи на мне, и все отдам тебе». Но он не хочет терпеть и сажает в темницу своего должника (см. Мф. 18:23—35). Что может быть возмутительней? Это крайняя степень неблагодарности, полное отсутствие милосердия, умения и желания прощать ближним своим долги их. Это совершенное забвение того, о чем каждый день мы молимся Богу: «...Остави нам долги наши, якоже и мы оставляем должником нашим». Какие черные свойства души проявил этот безжалостный человек по отношению к своему несчастному ближнему? Что побудило его к такой жестокости, к такому попранию правды? Прежде всего и больше всего — его эгоизм, его себялюбие; только о себе он думал, только себе желал благ, а о других не хотел думать. Кроме того он был крайним сребролюбцем. Все его помыслы были направлены к тому, чтобы получить как можно больше. Мало было ему, что получил десять тысяч талантов. До такой степени был он жаден до денег, что не мог забыть о ста динариях, которые задолжали ему. Итак, он проявил грубый эгоизм и крайнее сребролюбие. Что еще? Еще самая возмутительная неблагодарность и отсутствие жалости и любви к ближнему. Вот что показал нам Господь в этом немилосердном должнике. Чье сердце останется спокойным при рассказе об этом безбожном человеке! Наши сердца содрогаются, когда мы видим резкие проявления страстей человеческих. Скажите, что должен испытать всякий человек, даже далекий от христианской любви, услышав о величайшем злодеянии,— о злодее, зарезавшем целую семью? Вспыхнут негодованием сердца наши, но потом мы постепенно забудем об этом. Так бывает с нами всегда: мы не умеем глубоко переживать то, что должны были бы чувствовать с болью и душевной скорбью. Мы не умеем надолго задумываться над теми ужасами, которые видим и о которых слышим. Возмутимся, понегодуем, но потом довольно быстро остываем и опять окунаемся в свои будничные дела, забывая о том злодеянии, которое должно было навсегда потрясти наши сердца. Ужасно слышать о таком исключительном преступлении, как убийство целой семьи. Мы скажем: «Благодарение Богу, мы не таковы, никто из нас не убивал людей, это только слуга сатаны способен на такую страшную жестокость» — и успокоимся в сознании своей праведности. Но разве о злодеях и убийцах сказал псалмопевец Давид: И избавил душу мою из среды скимнов, где я лежал в смущении. Сыны человеческие! Зубы их оружие и стрелы, и язык их — меч острый (Пс. 56:5)? Нет, пророк говорит об обыкновенных людях, окружающих его, а значит он и нас называет стаей львов, сравнивая наш язык с острым мечом — оружием убийства. Получается, что мы тоже можем убивать людей языком-мечом. И делаем это часто, не возмущаясь собой, не считая себя за убийц. Безжалостно пронзаем сердце ближнего грубой клеветой, оскорбляем его человеческое достоинство, потрясаем его сердце злыми словами. Разве это не убийство духовное? Если услышим о том, что кто-то из известных нам людей совершил прелюбодеяние, то глубоким негодованием наполняется сердце наше. Осуждать других нетрудно, труднее разглядеть самих себя. Имеем ли мы право так негодовать, когда сами бесконечно далеки от требуемой заповедями Христовыми высоты целомудрия? Многие ли из нас никогда не были повинны в похотливом взгляде на женщину и женщины на мужчину? Совсем мало. А нечистый взгляд Господь называет прелюбодеянием; все равно, совершено оно или нет,— важно, что в сердце оно было совершено. И так во всем. Пусть каждый из нас всегда хранит в сердце своем глубоко истинные слова великого святителя Тихона Задонского: «Какие грехи видим в людях, те есть и в нас». Увидев проявление зла в ближних, вспомним эти слова, заглянем в себя и спросим: «А я совершенно ли чист в этом отношении, нет ли во мне греха, который вижу в брате?» Вникнем в наше сердце, поищем сребролюбия, нет ли в нас жестокосердия? Много ли среди нас таких, которые искренне презирают деньги, которые нисколько не стремятся к богатству? Их совсем мало. Сребролюбие есть грех большинства людей. Возмущаясь крайним сребролюбием прощенного должника из евангельской притчи, мы должны смиренно признать, что и мы повинны в этом грехе. То же самое нам придется сказать и относительно себялюбия, ведь разве самих себя не любим мы больше, чем своих ближних, разве исполняем заповедь возлюби ближнего... как самого себя (Мк. 12:31), разве заботимся о людях? Евангельский должник был безмерно жесток, а мы исполняем ли требование Христово: будьте милосерды, как и Отец ваш милосерд (Лк. 6:36)? Мы часто не творим милости по отношению к тем, кто чем-нибудь погрешил против нас, оскорбил нас. А святой апостол Иаков предупредил, что не сотворившему милости предстоит суд без милости (Иак. 2:13). Убоимся этих апостольских слов, ибо и нас ждет Суд, он обрушится на нас, как на этого безжалостного должника, которого царь, разгневавшись, предал истязателям, пока не отдаст ему всего долга. Иисус предостерегает нас: если не будете прощать людям согрешения их, то и Отец ваш не простит вам согрешений ваших (Мф. 6:15). Потому и нельзя нам, видя грубые проявления злого сердца, ограничиваться только негодованием, необходимо помнить завет: «Внемли себе». Всегда внимай тому, что делается в твоем сердце, всегда глубоко и честно наблюдай за самыми мелкими греховными движениями в нем. И помни святые слова апостола Павла: Будьте друг ко другу добры, сострадательны, прощайте друг друга, как и Бог во Христе простил вас (Еф. 4:32). Причем прощать мы должны так, как требует Христос,— от всего сердца, ибо нередко прощаем мы только на словах: кланяемся обидчику своему, но в сердце нашем еще остается большая доля раздражения и нелюбви к нему. И тогда, простив сами, получим прощение от Отца нашего Небесного. Аминь.

 

9 сентября 1945 года Беседа Митрополита Владимира (Тихоницкаго) (+1959г.) в неделю 11-ю по Пятидесятнице

 

ПРИТЧА О ДОЛЖНИКАХ Мф. 18, 23-35. Царствие Небесное, говорится в сегодняшнем Евангелии, подобно царю, который захотел сосчитаться с должниками своими. Привели к нему одного раба, который должен был ему десять тысяч талантов, т.е., по-нашему, много миллионов рублей. И так как он не имел, чем заплатить, царь повелел продать его и жену его, и всё имение его и заплатить. Тогда раб тот стал умолять царя потерпеть, обещая всё уплатить. Царь умилостивился, отпустил его и долг простил. Уходя от царя, раб встретил одного из клевретов своих, который должен был ему всего сто динариев, схватил его и душил, требуя долг; не смотря на просьбы последнего потерпеть ещё, он не захотел и посадил его в темницу, пока он не отдаст ему весь долг. Видевшие случившееся пошли и рассказали царю. Тогда царь прогневался, позвал своего должника и сказал ему: «Раб жестокий и лукавый, я тебе отпустил весь долг, не подобало ли и тебе помиловать клеврета твоего?» И царь предал его мучителям (истязателям), пока он не отдаст всего долга. Смысл этой притчи ясен. Царь — это Господь наш; клеврет царя — это мы, неоплатные должники пред Господом. За бесчисленные согрешения и беззакония наши мы заслуживаем вечного осуждения и наказания, но Милосердный Господь простил нам всё чрез Единородного Сына Своего, Который пригвоздил грехи наши ко Кресту, искупив нас Кровию Своею. И вот мы, получивши полное прощение, подобно упоминаемому в Евангелии жестокому клеврету, весьма часто и ничтожной обиды или вины не хотим простить ближнему нашему, из всякого пустяка расстраиваемся, волнуемся, раздражаемся, выходим из себя, злобствуем на провинившегося против нас, несмотря на его извинения и просьбы о прощении. Притчей этой Господь и научает нас, что не подобает так быть. «Аще бо отпущаете человеком согрешения их, отпустит и вам Отец ваш небесный: аще ли не отпущаете человеком согрешения их, ни Отец ваш отпустит вам согрешений ваших» (Мф. 6, 14-16). Если мы не будем прощать ближним нашим от всего сердца, то не получим и мы прощения от Господа и не избавимся от вечного мучения. Вот мы на исповеди каемся и по милости Божией получаем прощение. Но мы должны памятовать о том, что Господь сказал в притче о неправедном должнике, который был предан мучителям. Если, получив прощение, мы не заботимся о своём исправлении, а беспечно предаёмся тем же слабостям, то они опять припомнятся нам, и Господь предаст нас на мучение за наше легкомыслие и обман, ибо, хотя обещаем исправиться, но часто всё продолжаем впадать в те же грехи, в надежде опять получить прощение за следующей исповедью. Но Господь взыщет с нас не только грехи, в которых мы не успели покаяться, но и прежние, прощённые грехи, к которым мы возвратились. Надо всячески бороться после исповеди, чтоб не возвращаться к тем же грехам, иначе мы не избежим двойного осуждения и наказания. Нужно как-то быть твёрже, решительнее. Из жития преподобной Таисии видно, что эта бывшая грешница получила прощение именно потому, что возымела твёрдую решимость оставить свой грех. Когда преп. Иоанн Колов пригрозил ей судом Божиим, она так была поражена, так возненавидела свою прежнюю жизнь, что сказала ему: «Веди меня, куда хочешь, я всё бросаю, отрекаюсь от всего». Её твёрдая решимость и отречение от неправедного богатства были приняты как жертва, и в ту же ночь преп. Иоанну Колову было открыто в видении, как ангелы возносили на небо душу покаявшейся Таисии. Св. Иоанн Златоуст советует не предаваться сну, не вспомнив все грехи, содеянные в течение дня. А другой старец сказал, что «сознание грехов есть половина покаяния». Прежде чем познать Бога, нужно познать себя. С этим страх Божий возрастает и молитва усугубляется. А чтобы достигнуть искреннего покаяния и получить отпущение грехов, нужны три главных условия: Первое — это крепкая и твёрдая вера в Бога; второе — молитва и пост, как и Сам Спаситель указал ученикам Своим, когда они спросили Его, почему они не могли исцелить бесноватого. Он ответил им: «за неверствие ваше... Сей же род не исходит, токмо молитвою и постом» (Мф. 17, 20-21). Таким образом, Сам Иисус Христос указал на необходимость поста и не только указал, но и пример показал, постившись сорок дней. Также и апостолы постились по Вознесении Христа. Как известно, во времена Спасителя, вследствие упадка нравов, язычества, идолопоклонства, служения бесам, неверия, бесы часто вселялись в людей и жестоко мучили их. Господь многих из них исцелил. Но и в наше время бесы продолжают мучить людей и вселяться в них посредством разных страстей, главным образом, гордости, самолюбия, славолюбия, гнева, сластолюбия, чревоугодия, зависти, корысти и многих других. Вот, для борьбы с ними, Господь и указует нам на эти два всесильных средства — молитву и пост. Человек, который не постится и не молится, не может преодолеть ни одной своей греховной привычки, ни одной страсти; легко поддаётся искушениям и напастям вражьим, даёт место страстям возрастать в его душе; как сказано в Евангелии, когда бес находит дом душевный пустым, он берёт с собой семь других бесов, и вселяются в него; и бывает для того человека последнее хуже первого (Мф. 12, 43-45). Наоборот, у человека молящегося сердце не пусто, а занято богомыслием; такой молитвенник становится жилищем Божиим, домом Духа Святого, Который вселяется в него и молится вместе с ним воздыханиями неизреченными (Рим. 8, 26). Пост также необходим, но пост разумеется не в смысле только перемены пищи со скоромной на постную, но в воздержании от пищи и пития, от чревоугодия, от языка и помыслов сердца и всяких страстей. Василий Великий сказал: «поелику мы не постились (нарушили заповедь о воздержании и послушании), то и изринуты из рая. Будем поститься, чтоб снова войти в рай». «Пост и молитва, — говорит другой св. отец, — страсти утишают, ум просвещают, к Богу приближают». Третье условие для получения отпущения грехов — это, указанное в сегодняшнем Евангелии, прощение ближним всех обид и огорчений, «...если ты принесешь дар твой к жертвеннику и там вспомнишь, что брат твой имеет что-нибудь против тебя, оставь там дар твой пред жертвенником, и пойди прежде примирись с братом твоим, и тогда приди и принеси дар твой» (Мф. 5, 23-24). Без этого не имеют значения ни подвиги, ни посты, ни добрые дела, как видим из приведённых слов Спасителя. Или, как говорит апостол Павел: «И Если я раздам все имение мое и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею; нет мне в том никакой пользы» (1 Кор. 13, 3). В житии св. Иоанна Милостивого повествуется об одном вельможе, который никак не хотел простить врагу какую-то обиду. Узнав об этом, св. Иоанн, который в это время был патриархом Александрийским, позвал к себе вельможу и предложил ему прослушать Божественную литургию в его церкви. Патриарх служил, один клирик пел, а вельможа ему подпевал. Служба шла своим порядком. Когда наступило время молитвы Господней и пропели уже: «Хлеб наш насущный даждь нам днесь», патриарх остановил поющего клирика, и вельможа один пропел «и остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим». Тогда патриарх подошёл к нему и сказал: «Что ты делаешь, что ты говоришь? Ты обманываешь Бога, говоря, что оставляешь своим должникам, а сам не хочешь простить своему ближнему его вины!» Вельможа был так поражён этими словами, что бросился в ноги патриарху и обещал простить своего врага и исправиться. Хороший садовник не только вырывает «плевелы», но вырывает их с «корнем». Будем же и мы вырывать с корнем ненависть и вражду, и не только прощать ближним, но и забывать обиды. Молитвами св. Иоанна Милостивого и всех святых Господь да укрепит нас в вере и любви к Богу и ближнему и да сподобит всех едиными устами и единым сердцем славить и воспевать в Троице Славимого Бога. Аминь.

 

1935г. Слово Протоиерея Павла Попова в Неделю 11-ю по Пятидесятнице

 

Как часто слышим мы с вами евангельский призыв к взаимному всепрощению: „аще бо отпущаете — человеком согрешения их, отпустит и вам Отец ваш небесный, аще ли не отпущаете человеком согрешения их, ни Отец ваш небесный отпустит согрешений ваших". (Мат. 6 гл. 14—15 ст.). В молитве Господней мы ежедневно взываем: «и остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим»! Вот и в ныне чтенном Евангелии, в притче о милосердом царе и безжалостном должнике повествуется о том, — как царь простил своему рабу «тму талантов», но тот, в свою очередь, не простил своему должнику «ста пенязей» и заключил его в темницу. И вы слышали как поступил с ним разгневанный царь? Он предал раба лукаваго мучениям, доколе тот не уплатит ему всего долга. Заповедь о любви к ближнему и всепрощении — есть краеугольный камень веры Христовой! Дорогие соотечественники! Быть может нам с вами в скором времени придется жизненно осуществить заповедь о всепрощении нашим врагам! Вопрос этот для нас чрезвычайно острый и важный и, чтобы по евангельски разрешить его, быть может, нам придется пережить величайшую внутреннюю борьбу самых противоположных чувств: любви и ненависти, всепрощения и мести. Вот почему крайне необходимо заблаговременно каждому из нас установить свое отношение к евангельскому долгу всепрощения. Я имею в виду, не только возможное, но и несомненное возвращение наше на родину. Мы встретим там тех, кого считаем виновниками и гибели нашей родины и причиной наших страданий. Мы встретим там сознательных и безсознательных разрушителей русской государственности, мы встретим там тех, кто ограбил и осквернил народныя святыни, кто зверски умертвил наших отцов, матерей, братьев, сестер и детей, кто развратил наши семьи, кто на месте храмов Божиих создал культ разврата, кто разграбил и уничтожил культурныя богатства русскаго гения и наши домашние очаги превратил в пепелище! Ведь все это — наши Евангельские должники, с которыми мы должны закончить счеты! Естественно, что уже одна перспектива таких встреч дает накипь нашим чувствам злобы и мести, мести без конца, без пощады — до совершеннаго истребления виновников разразившейся катастрофы. И как часто в нашей эмигрантской среде слышатся и проклятия и страшныя угрозы мести по отношению к потусторонним нашим врагам! Но так ли это? Не совершим-ли мы великаго ослушания воле Божией, не совершим ли мы большой исторической и государственной ошибки, став на путь безпощадной мести? Из нынешней Евангельской притчи мы уже знаем, как поступил Царь — Сам Господь — виновник нашей жизни и Единый, Нелицеприятный Судия . . . Но не о том — ли говорит нам сама правда жизни, не того ли требует и государственная мудрость? Правда жизни! Будем — же мы с вами справедливы и в своем безграничном гневе к нашим врагам! Признаем непреложным, что виновниками крушения нашей родины и нашего личнаго, являются не только те, кто своим активным участием создал кровавую власть, кто мирится с нею и работает с нею, но и положительно все мы русские, постепенно разшатывавшие все устои семейной, общественной и государственной жизни и подготовлявшие почву для того, что случилось. Разве не мы с вами, то пропагандой, то классовым раздором и распрями, то преступным игнорированием духовных нужд народа, подготовляли почву для народнаго бунта, будили зверя в народе, раздражали его дикия страсти? Кого-же и за что мы будем казнить и уничтожать? Те всходы, что мы сами посеяли? Несомненно, что кара Божия, постигшая нас всех, есть возмездие Божие за преступление всей нашей страны, возмездие за грехи наши, наших дедов и отцов и воображаемые нами наши враги, которых мы собираемся истреблять, являются лишь орудием Божьяго правосудия! И не нам их судить и наказывать! Они подлежат лишь суду Божию! На безумие человека не должно отвечать тем-же безумием! Не мщения, а всепрощения, я сказал-бы, требует от нас и государственная мудрость. К чему может повести наша месть на местах? Безусловно к продлению и усилению междоусобия с новыми человеческими жертвами и такими жертвами не станем-ли мы сами, поднявшие меч «отмщения»? Не с мечем и огнем мы должны вступить на родной берег, а со словом братской любви, всепрощения и забвения прошлаго! В страну грубаго, языческаго материализма, порождения марксизма, — мы должны внести снова, как две тысячи лет тому назад, «свет Христов, просвещающий вся языки»! Припомним зарю христианства: с одной стороны двенадцать апостолов, мирных, безоружных рыбарей, но с огневым словом мирового братства и любви о Христе, и с другой — свирепые богоотступники: Ирод, Декий, Диоклитиан, Нерон — цари и с ними все орудия казни: кресты для распятия, костры для сожжения, котлы с кипящим оловом, звериныя ристалища, пытки!.. И что-же? Кто победил? «Ты победил меня галилеянин!» . . сказал невидимому, но познанному Христу, истекающий кровью последний враг христианства, жестокий преследователь его Юлиан Богоотступник! Как видите — даже государственное преследование христианства не только не уничтожило его, но привело к противоположным результатам: «свет Христов объял весь мир». И если — бы мы с вами пошли тем — же путем, то проявили бы государственную близорукость! Правда — многим из нас тяжело «простить», слишком велики потери, велики страдания, слишком жизнь разбита, но в борьбе бунтующих наших чувств: гнева и любви, мести и всепрощения, будем чаще мысленно вызывать лик страждущаго на кресте Богочеловека и внимать Его предсмертным словам «прости им, — не ведят бо, что творят»!

 

Варна, Болгария 1924 г. Слово Св. праведнаго Алексия (Мечева) (+1923г.) в Неделю 11-ю по Пятидесятнице

 

Один раб должен был царю 10 тысяч талантов (около 26 миллионов рублей). Царь простил этот долг рабу. Но раб оказался крайне зол и неблагодарен: ему один его товарищ должен был сто динариев (21 рубль 50 копеек), и он не хотел простить ему, ни ждать уплаты долга, за это навсегда был заключен в темницу. Други! Подобно этому щедрому и милостивому Царю поступает с нами, грешниками, Отец Небесный. А мы часто как этот злой раб ничего не хотим извинить ближнему, за то и будем строго наказаны. Прощать другим вину — необходимо для нашего спасения. Ведь все мы без исключения грешники. Много тысяч раз каждый из нас оскорблял Бога. Мы утешаемся при этом отеческим снисхождением и милосердием Божиим и надеемся на прощение. И оно действительно дается нам. Бог Сам предлагает его нам. Но Он поставил при этом условия, и если мы не исполняем этих условий, то мы, несмотря на милосердие Божие, умираем во грехах. Какие это условия? Это — во-первых, вера в Иисуса Христа. Христос пострадал за нас, умер за наши грехи, разорвал рукописание наших грехов. Каждый грех должен был быть наказан, наказание за грех, которого мы, несмотря на все покаяние, не могли бы избежать, перенес на Себе Христос. Этому мы должны верить, и при такой только вере можно надеяться на отпущение грехов. Во-вторых, покаяние. Если люди не чувствуют глубокого и искреннего раскаяния, если отвращение ко греху не доводит их до твердой решимости, если в исповедании не смиряются и не открывают своих грехов, — то умирают во своих грехах. Наконец, третье условие. Это — прощение, извинение. Ныне чтение Евангельское ясно говорит, что Бог прощает только тем, кто со своей стороны прощает своим оскорбителям. Не прощая нашим оскорбителям их вины, мы, несмотря на веру и покаяние, умираем во грехах. Как не могут жать, не сеяв, так не могут получить прощения от Бога, не простив другим. Был в Александрии один вельможа, который, несмотря на все увещания угодника Божия св. Иоанна Милостивого, не хотел и слышать о примирении со своим врагом. Раз Святитель пригласил его в свою домовую церковь к обедне. Вельможа пришел. В церкви никого не было из богомольцев, Сам Патриарх служил, а на клиросе был только один певец, которому вельможа и стал помогать в пении. Когда они начали петь молитву Господню «Отче наш», запел ее и Святитель, но на словах: «хлеб... даждь нам днесь» св. Иоанн вдруг замолчал сам и остановил певца, так что вельможа один пропел слова молитвы «и остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим». Тут Святитель и обратился к непримиримому вельможе и с кротким упреком говорит: «Смотри, сын мой, в какой страшный час и что говоришь ты Богу: «Оставь мне, как и я оставляю». Правду ли говоришь ты? Оставляешь ли?» Эти слова так поразили вельможу, что он весь в слезах бросился к ногам Архипастыря и воскликнул: «Все, что ни повелишь, Владыко, все исполнит раб Твой». И исполнил: он в тот же день помирился со своим врагом и от всего сердца простил ему все обиды (Житие Иоанна Милостивого). Други! Хороший садовник не только вырывает плевелы, но вырывает их «с корнем». Будем и мы вырывать с корнем ненависть и вражду, и не только прощать ближним, но и забывать обиды. 1914 г., августа 10 дня.


 Главная Назад Наверх Печать